В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Февраль, 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
   

История возникновения пластунского движения

Пластун (от «пласт», лежать пластом, пластоваться — ползти, ползать) — пеший казак в кубанском (ранее черноморском) войске из особой команды, несшей сторожевую и разведочную службу на Кубани.

Пограничная прикубанская война мелкими и мельчайшими партизанскими отрядами, война неустанная, тянувшаяся из поколения в поколение десятки лет, не смогла не породить и с той и с другой стороны отчаянных храбрецов совершенно своеобразного склада.

Со стороны горцев такими были хеджереты – то же самое, что за Тереком абреки. Хеджереты - от арабского "хеджра" - бегство, беглецы, выселенцы из отдаленных аулов, ничего не имеющие, кроме коня и оружия. Набеги на русских были их единственным способом жизни. Когда тот или иной горский вождь задумывал большой набег, он заранее оповещал об этом, расстилал около своего двора бурку. Всякий, кто хотел участвовать в набеге, бросал камешек на эту бурку. Считалось унизительным у горцев считать людей - считались камешки, и по их числу определялась сила отряда. Основное ядро каждого из таких отрядов состояло, конечно, из хеджеретов, о которых недаром говорилось, что они "подковами пашут, свинцом засевают, шашками жнут".

Первые бедняки по одежде и первые богачи по оружию, хеджереты были действительно удальцы, смельчаки, готовые идти на самые дерзкие предприятия. "Кожа с убитого хеджерета ни на что не годится, но когти этого зверя дорого стоят" - так говорилось о них у горцев. Горцы складывали о них песни, горские девушки отдавали на празднествах им предпочтение перед молодыми красавцами, бешметы которых были обшиты серебряным галуном -признак их родовитости и богатства. И первая красавица большого шапсугского аула, царица пира, проходя мимо подобных галунников, находила затерянного в толпе оборванного хеджерета, славного своими подвигами, и подавала ему руку для пляски. И это отличие считалось у хеджеретов высшей наградой, а жизнь - копейкой.

Но нужно же было и казакам выставить из своей среды против подобных рыцарей - таких, которые были бы равноценны им по сметливости и спокойной отваге. Такими именно были черноморские пластуны. Пластуны были совсем не кавалеристы, как хеджереты, но, пожалуй, их нельзя было назвать и пехотинцами, потому что они не учились маршировать в ногу, под барабан, как это было свойственно регулярной пехоте - зато они учились ползать, подползать, подбираться незаметно, пользуясь густой травой, где камышом, где кустами, где камнями, как прикрытием для своего распластанного по земле тела, работая локтями и коленами.

Самое украинское слово "пластун" можно перевести "ползающий". Они учились быть разведчиками и были непревзойденные разведчики, они учились часами без малейшего движения сидеть или лежать в засаде, они учились без промаху стрелять из штуцера или пистолета и владеть кинжалом, как мог бы владеть им только природный горец. В чем пластуны ничем не отличались от хеджеретов - это в своих бешметах: они были также дырявы, несмотря на то, что были заплатаны разноцветными заплатами, а иногда и кожей, не меньше как в сорока местах. Впрочем, подражания тут не было, щегольства этим тоже: просто бешмету больше всего доставалось при способе передвижения, какой облюбовали для себя пластуны. Все встречные корни, острые камин, шипы колючих растений норовили оставить себе на память клочок старого казачьего бешмета. На ногах у них были постолы или чувяки из шкуры ими же убитых диких кабанов, черной щетиной, конечно, наружу. Такая обувь была легка и удобна, и не слышна при ходьбе, долго не промокала при неизбежной ходьбе по сырым плавням.

 

Пластуны были глаза, уши и как бы щупальца кордонной линии: они не смели пропускать незамеченными ни хеджеретов, ни хитрых психадзе, которые перебирались через Кубань по ночам, прибегая ко всяким уловкам. Самое слово "психадзе" значит по-русски "стая водяных волков": это они ввели в обиход казацких способов защиты свою тактику нападения. Хеджеретам некуда было спрятать своих коней, и они поневоле действовали как львы набегов: смело, быстро и шумно; психадзе - как шакалы: подкрадываясь, таясь, выжидая удобнейшего момента. Хеджереты часто носили под своим рубищем кольчуги, как настоящие рыцари; психадзе действовали налегке, но встреча с ними в плавнях никогда не сходила легко с рук пластунам. Имея таких противников, приходилось сторожевым казакам далеко отбросить свою запорожскую беззаботность, беспечность, лень, хотя внешность их с виду не менялась. Пластуны, как типичные украинцы, казались с первого взгляда валковатыми, тяжелыми на подъем; но им только нужно было почувствовать опасность или просто заняться своим делом разведчика, чтобы совершенно преобразоваться и выказать необычайную ловкость, неутомимость, быструю сметку, и тогда лихо сидели на них сдвинутые на затылок даже их старые, вытертые, линялые, рваные папахи.

Пластун только винтовку свою брал в руки, когда отправлялся на свои поиски, а все остальное, что ему было нужно, висело на нем: сзади сухарная сумка, у пояса - штуцерный тесак, пороховница, шило из рога дикого козла, котелок, а у кого даже балалайка или скрипка на случай, если не обнаружится никаких покушений на границе, появится некоторый досуг и явится возможность заняться музыкой.

Но возможности такие были все-таки редки (только во время полевых работ), а обязанности пластунов очень сложны, главное ответственны. Прежде всего, они должны были подмечать решительно все следы на тропинках в плавнях, нет ли каких подозрительных, свежих. Да и самые тропинки могли быть свежими, только что проложенными, - кем?

У пластунов, конечно, не было никаких карт местности, все тропинки в нескончаемых плавнях должны они были запоминать на глазок, поэтому пробирались они сквозь камыши медленно, и всюду на поворотах и на перекрестках тропинок делая свои заметки.

Они бродили партиями мелкими: три, пять, десять человек - не больше. Придти на помощь к ним никто не мог, так что в случае встречи с более многочисленным врагом могли они только надеяться на свою удачливость да на меткость своих штуцеров. Именно штуцеры считались у них меткими или с изъяном, а не стрелки, так как посредственный стрелок не мог попасть в пластуны. И, когда они бывали свидетелями особенно удачного выстрела, то говорили, крутя головами: "От-то ж добре ружжо", и всякому из них тогда хотелось осмотреть это ружье во всех частях, а к стрелку бывали они совершенно равнодушны.

Пластуны, живя своей особой и полной опасностей жизнью, имели свои предания и своих героев, сложивших кости в плавнях, свои поверья, заговоры, "замовления", общее название которым было "характерства". Заговоры, обыкновенно, начинались словами: "Я стану шелтати, ти ж, Боже, рятувати..."', и касались они вражьей пули, опоя коня, укушения ядовитой змеи; наговоры же были на удачу своего ружья, своего капкана на охоте; "замовлениями" останавливали кровь, текущую из ран...

Пластуны часто для разведок не только уходили на левый берег Кубани, но забирались поближе к аулам горцев, чтобы разузнать, не готовится ли там нападение большими силами на главный кубанский курень-город Екатеринодар или на другие меньшие курени-станицы.

На росистой по утрам траве остается, конечно, след -"сакма" пластуна, и тот не пластун, кто не умеет за собой убрать следов. Пластуны всячески старались запутать тех, кто стал бы приглядываться пытливо к их следам. Они или прыгали на одной ноге, или "задковали", то есть шли задом, только оглядываясь времени от времени, туда ли идут.

Нечего было говорить, как были опасны эти поиски в лагере противника. Случалось, что иные пластуны погибали при этом, иные же, подстреленные, попадали в плен. Черкесы всегда нуждались в работниках, и пленного покупали зажиточные хозяева. Но пластун всячески доказывал, что он ничего не умеет делать по хозяйству, от него один только убыток. Думал же одну единственную думу - как бы ему бежать, и когда способ этот бывал им найден, то ни цепи, которыми его сковывали, ни колоды, которые лишали его возможности двигаться по своей воле, препятствиями ему не служили: он убегал на свою Кубань.

Пластунами были в огромном большинстве люди средних лет: молодые не годились по недостатку терпения и сметки, старики - по стариковским немощам. Но иногда пластуны принимали в свою среду молодых, если они только были сыновья заслуженных и известных пластунов, опыт которых, конечно, должен был перейти к их "молодикам".

С 1842 года пластуны были признаны отдельным родом войска, для них были заведены штаты: по шестидесяти на конный казачий полк, по девяносто шести на пеший батальон. Но штаты эти, как оказалось, были рассчитаны очень скупо, и число пластунов, по необходимости, далеко выплескивало за штаты. Если повышенное жалование, какое за свою трудную службу получали от казны пластуны, выдавалось только штатным, то сверхштатные не очень завидовали им, все они были заядлые охотники, а охота в плавнях давала им и мясо, и сало, и шкуры, и мех...

Один из офицерских рапортов той войны гласит: «… у Верхнебарсуковского поста за Линию просочилась шайка «охотников за ясырем». Кордонные разъезды сымитировали наличие больших сил и, оттеснив абреков вглубь от Линии, загнали их в поросшую лесом балку. На призыв сдаться ответили выстрелы, так что шайку надежно блокировали, чтобы никто не ускользнул под покровом надвигающейся ночи. Из Ставропольской крепости вызвали десяток казаков с хорунжим, который распорядился «в шашки» (врукопашную) не ходить, не подвергать людей опасности. С ним были и три пластуна со своими штуцерами. Как только начало рассветать, хищники попытались вырваться из кольца. За дело взялись пластуны: постоянно двигаясь и приседая на колено, они начали стрельбу «на хруст». К восходу солнца вся банда из 14 человек была уничтожена».

В последующем этот навык помог пластунам, участвовавшим в героической обороне Севастополя в ходе Крымской войны 1853-1856 гг. Их метким огнем был убит не один английский или французский солдат, который воспользовавшись ночною темнотой, пытался скрытно подползти к нашим укреплениям, с целью заминировать их. Там же под Балаклавой отряд пластунов полностью уничтожил английский кавалерийский эскадрон, когда возомнившие о себе невесть что англичане погнались за казаками, сделавшими вид, что убегают от грозных английских вояк. Когда вражеский эскадрон приблизился к пластунам те, грамотно рассредоточившись, перестреляли англичан из своих разящих штуцеров.

Кроме того, меткие выстрелы пластунов не давали спокойно работать артиллерийской обслуге батарей англичан и французов осаждавших город русских моряков, да настолько успешно что командующий французской экспедиционной армии маршал Сент Арно заявлял: «Какие — то казаки парализуют все осадные работы, до единого выбивают всю прислугу штурмовых батарей».

Фактически, пластунские подразделения — аналог современных подразделений специального назначения, занимающихся разведывательными, диверсионными мероприятиями, глубокими рейдами по тылам противника.

В журнале «Русский вестник», за 1867 год, видный российский военный деятель Р. А. Фадеев рекомендует формировать отборные стрелковые батальоны «пластунов» из коренных охотников, мотивируя это тем, что научить метко стрелять можно и обычных рекрутов, но их нельзя обучить беззвучному перемещению, способности пройти незамеченным, смекалке охотника, способности запоминать каждую тропинку, единожды пройденную, переправляться через реку вплавь, три дня неподвижно выслеживать цель, а затем так же внезапно её нейтрализовать, и другим навыкам, которыми обладает коренной охотник и которые составляют натуру пластуна.

Картина В. Г. Перова, Пластуны под Севастополем, 1874 год

В ходе очередной русско-турецкой войны 1877-1878 гг. пластуны не раз доказывали свой особый статус. Русское командование использовало их уникальные качества для ведения разведки, рейдам в глубоком тылу, засадам на отступающие турецкие части.

Так темной майской ночью 1877 года у высот Геляверды пластунская команда в составе 11 человек под руководством сотника Каменского благополучно преодолев три кольца боевого охранения турецких войск, сумела разведать укрепления неприятеля, а также захватив «языка» — турецкого часового с оружием, вернуться в расположение русских войск.

Пластуны активно действовали в приморском направлении театра военных действий, где в горной местности использование больших кавалерийских соединений было затруднительным. Здесь пластунские команды дополнились наиболее смелыми, выносливыми и умными пехотинцами и сводными силами заняли высоты вокруг гагринских укреплений, а потом лихим штурмом выбили турок не дав им должным образом закрепиться в этом районе. Таким образом не дав турецким войскам превратить горы в непреступную крепость, штурм которой стоил большой крови казаки и стрелки, своим мастерством и умением сберегли много солдатских жизней. Кстати именно в такой сводной группе довелось повоевать знаменитому русскому писателю-москвоведу В.Гиляровскому, описавшему в мемуарах свои военные приключения в пластунской команде.

Пластуны как отдельные подразделения казачьих войск принимали активное участие в русско-японской и Первой мировой войнах.

Николай II среди офицеров-пластунов, 1915 год 

В ходе революции и последовавшей за ней гражданской войны кубанские казаки и вместе с ними пластуны разделились на тех, кто поддерживал красных и тех кто сражался за белых. Но после своего полного установления Советская власть упразднила казачество как сословие.

Перед началом Великой отечественной войны советское руководство радикально изменило свою политику в отношении казачества, если раньше было так называемое «расказачивание», то перед Войной в 1936 году начинается обратный процесс – «оказачивание». Указом Народного комиссара обороны К. Ворошилова № 67 от 23 апреля 1936 года некоторым кавалерийским дивизиям был присвоен статус казачьих.

А во время Великой Отечественной войны появилась и легендарная 9-я пластунская стрелковая Краснодарская дивизия, которая участвовала в освобождении Краснодара, Кракова, Опавы, Остравы и многих других городов и сел в ходе Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Верхне-Силезской, Моравско-Остравской и Пражской операций, Кубанские казаки и пластуны снискали себе такую славу в Великой Отечественной войне, что советское командование разрешило участвовавшим в Параде Победы казакам маршировать в традиционной казачьей форме.

По повести исторического писателя А. И. Сербы «Наш верх, пластун!» поставлен фильм «Неслужебное задание», действие которого происходит в Чехословакии в июне 1945 года.

Кубанская станица Пластуновская получила своё название по одноименному куреню Сечи.

Сочинское село Пластунка получило название по первопоселенцам - пластунам.


источники:

https://zen.yandex.ru/media/adygiru/istoriia-vozniknoveniia-plastunskogo-dvijeniia-v-kazachestve-5c4230fbac3f2c00aefc3b50

https://ru.wikipedia.org/wiki/Пластун_(казак)

http://www.budofit.ru/plastuny-anarxiya-mat-poryadka.html

13:45
3279

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Герой обороны Севастополя, георгиевский кавалер Осип Иванович Зубов
Илецкий бой – 13 марта 1918 года