В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Февраль, 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
   
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
   

Поражение войска Павлюка в Кумейковской битве

Казацкая Рада на Запорожской Сечи. Диорама из музея Запорожской Сечи, Хортица

 

В 1637 году запорожский гетман Павлюк (известен в историографии под многими именами: Павлю́га, Па́улус, Полуру́с, Пали́й, Баю́н, Бут, Карп Па́влович Гузда́н, Па́вел (укр. Павло́) Ми́хнович (Михайлович) Павлю́к (Бут)) поднял восстание против «неприятелей народа русского христианского и древней греческой веры». Начался очередной этап борьбы русского народа против польских колонизаторов.

 

НОВЫЕ РЕПРЕССИИ ПРОТИВ КАЗАКОВ

После подавления восстания Сулимы (Как запорожцы взяли польскую крепость Кодак на Днепре) польские паны начали новое наступление на русское казачество. На сейме, собранном в начале 1636 года, магнаты открыто добивались роспуска реестра.

«Разные польские паны, – писал бискуп Пясецкий, – став в киевских землях, главном средоточии казачества, владельцами огромных имений… желая увеличить свои доходы, старались уговорить сенат и короля уничтожить остатки казацких прав, которые, как им казалось, препятствовали осуществлению их намерений».

Король Владислав IV, который хотел сохранить независимое от магнатов казацкое войско, не желая дальнейшего усиления польских вельмож, отклонил это требование. Но паны продолжали свою политику, самыми жесткими методами приводя к повиновению не только крестьян, но и реестровых казаков. К примеру, Я. Данилович, сын русского воеводы и родственник Жолкевских, прибыл с большим отрядом шляхты и солдат в отданные ему Корсунское и Чигиринское староства, и стал усмирять «бунтовщиков». Все протесты реестровцев были оставлены без внимания. Часть реестровцев бежала в Запорожье.

В конце апреля 1637 года комиссар польского правительства Адам Кисель и польный гетман Адам Потоцкий провели казацкую раду на р. Росава и устроили там «чистку реестра». В нем остались только те, за кого поручились старосты и подстаросты. Там же казакам было роздано жалованье, что уже давно не делали. Кисель радовался, что войско «очищено». Однако едва паны уехали, как стали поступать известия, что казаки хотят скинуть старшину, и уйти на Сечь, продают скот и покупают оружие.

 

НАЧАЛО ВОССТАНИЯ ПАВЛЮКА

Тем временем на Сечь вернулся из похода на Крым отряд Павлюка, который был сподвижником Сулимы во время восстания 1635 года и тогда избежал казни. В мае 1637 года казаки Павлюка захватили в Черкассах артиллерию реестровцев. Пушки вывезли в Сечь. В июле Павлюк был провозглашён гетманом Войска Запорожского. Атман направил универсал всему казачеству, мещанству и поспольству (часть городского и сельского населения Малороссии), призывая всех против «неприятелей народа русского христианского и древней греческой веры», то есть против поляков.

Этот эпизод Русской истории в очередной раз показывает, что никаких мифических «украинцев» ни во времена Древней Руси, ни в период существования Русского царства и Речи Посполитой, не существовало. В Киевщине, на Днепре и в целом в Малой Руси (бывшая Киевская, Черниговская и Галицко-Волынская Русь) во все времена жили русы-русины-русские. «Украинцы» – это этническая химера, созданная врагами нашего народа с целью раскола и истребления суперэтноса русов.

Отряды Павлюка пошли на Киевщину. Казаки вошли в Боровицу, почти все жители присоединились к повстанцам. Началось масштабное казацко-крестьянское восстание. Повстанцы объявляли себя казаками, избивали и изгоняли шляхту и пропольскую старшину. Павлюк двигался на Перееяслав, где находилась ставка реестрового казачества и гетман реестровых казаков Василий Томиленко. Павлюк потребовал уступить ему гетманство. Томиленко вначале согласился, но против выступила старшина. Пропольская старшина избрала новым гетманом переяславского полковника Савву Кононовича.

Гетман Павлюк

В начале августа 1637 года отряд во главе с соратниками Павлюка полковниками Карпом Скиданом и Семёном Биховцем ворвался в Переяслав. Местные казаки сопротивления не оказали. Был захвачен гетман Кононович, войсковой писарь Фёдор Онушкевич и другие старшины. Их привезли в Чигирин. Состоялась казацкая рада. Её приговор был суровым, но справедливым. Кононович и все старшины, которые шли за поляками, были преданы смерти.

 

КУМЕЙКОВСКАЯ БИТВА

Восстание всё разгоралось и охватило большую территорию восточной Малороссии. Шляхта бежала на запад. Очевидец событий доминиканец С. Окольский (служил капелланом в коронном войске, оставил дневник кампании 1637–1638 гг.) отмечал, что беглецы руководствовались тем святым правилом, что лучше лыковая жизнь, чем шелковая смерть. А гетман Потоцкий в ноябре писал: «На Заднепровье все до последнего оказачились».

В это время войсковой писарь Войска Запорожского Богдан Хмельницкий во всём поддерживал Павлюка. Была выдвинута идея объединения с донскими казаками и перехода в подданство Русского царства. По всей Малой Руси рассылались универсалы, где народ призывали бороться за свою землю, веру, за права, за поруганных жен и детей.

Коронный гетман Станислав Конецпольский 24 августа 1637 года издал универсал, в котором требовал, чтобы все урядники, старосты и прочие чиновники в Малороссии, казаки, которые присоединились к «своевольной массе народа» и не покаялись, и вернулись на свои места, вычёркивали из реестра, лишали всех казацких прав. Если мятежников нельзя задержать, то нужно «карать их жен и детей и дома их уничтожать, ибо лучше, чтобы на тех местах росла крапива, нежели размножались изменники…»

Против восставших было собрано большое шляхетское войско во главе с польным гетманом коронным Николаем Потоцким. В октябре 15-тысячная армия выступила из Бара против восставших. В соответствии с универсалом войска Потоцкого и действовали, сжигая и уничтожая всё на своем пути. В конце ноябре польские каратели добрались до Белой Церкви, где их встретила жалкая кучка верных реестровцев (200 человек полковника Клиши). Прибыли подкрепления – отряд Жолкевского и других панов, коронная артиллерия.

6 (16) декабря 1637 года русские и польские войска сошлись под Кумейками около города Мошны. Казацко-крестьянское войско насчитывало около 10 тыс. человек. На соединение с ним из Левобережья должен был прийти Яцко Острянин с 8 тыс. человек, а из-под Киева – атаман Кизима. Но они задержались. Запорожцев и ресстровцев у Павлюка было около 4 тыс. Остальные были плохо вооруженные и мало обученные крестьяне и мещане. Окольский писал: «Не все имеют ружья, иные вооружены рогатинами, косами, секирами».

Казаки под началом Павлюка и Скидана сами начали наступление на польские позиции. Потоцкий выбрал удобное место: лагерь был на возвышенности, с одной стороны прикрыт речкой и болотом, с других – возами, за ними пушки. У польского лагеря восставшие попали на непроходимое болото. С трудом выбрались на ровное место, но тут восставших атаковала польская конница. По старой запорожской тактике повстанцы стали быстро возводить укреплённый лагерь, окружая себя несколькими рядами возов. Но под напором вражеских войск, подкрепленных пехотой и артиллерией, наладить прочную оборону не удалось. Казаки трижды отбивали польские атаки.

«Хлопство проявляло такое ожесточение и упорство, – отмечал Потоцкий, – что все как один отказывались от мира. Те, у которых не было оружия, били жолнеров оглоблями и дышлами».

Во время четвёртой атаки один польский отряд смог пробиться за линию обороны, поджёг возы с сеном и порохом. Это решило исход сражения. Лишь наступление темноты спасло повстанцев от полного разгрома. Потери были большими, ощущалась нехватка пороха.

Ночью Павлюк и Скидан увели войска в сторону Чигирина, чтобы собраться с силами и продолжить борьбу. Отход основных сил прикрывал отряд Дмитрия Гуни. Казаки ещё день сражались, сдерживали натиск противника, затем под покровом ночи успешно отступили. Гуня отступил к Боровице за Черкассами, где соединился с Павлюком.

 

ГИБЕЛЬ ПАВЛЮКА

8 (18) декабря 1637 года польские войска осадили Боровице. Польские солдаты вели правильную осаду: окружили поселение, отрезали от воды. День и ночь польская артиллерия обстреливала городок. Он горел, кончалась пища. Но казаки упорно отбивались.

Потоцкий предложил переговоры, прислал универсал. Письмо старшине прислал и Кисель. Паны предлагали сдаться, обещая милость старшине. Павлюк и его командиры прибыли в польский лагерь на переговоры. Многие старшины были товарищами Киселя и склонялись к миру. Реестровые согласились на сдачу, обвиняя во всех грехах Павлюка. Мол, его выдадим, и нас простят. Против этого выступили Хмельницкий и Гуня. Но они оказались в меньшинстве.

Скидан и Гуня смогли бежать в Сечь, а Павлюка схватили, как и бывшего гетмана Томиленко. Их в феврале 1638 года казнили в Варшаве. Многих рядовых повстанцев схватили и жестоко казнили. Вся дорога от Днепра до Нежина была заставлена кольями с посаженными на них восставшими. Тысячи людей бежали от польского террора на Сечь и Дон, в Днепро-Донское междуречье.

Новым старшим реестра был назначен переяславский полковник Ильяш Караимович. Хмельницкий уцелел и сохранил пост войскового писаря. Реестр сократили до 6 тыс. человек, выборы командиров отменили. Командовать войском должны были избранные королем офицеры. В 1638 году поляки восстановили Кодакскую крепость. Укрепления стали ещё сильнее.

08:30
515

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Польская пропаганда против украинских казаков
Битва при Пилявцах: триумф Хмельницкого и позор Польши
Поход запорожских и донских казаков на Синоп