В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Сентябрь, 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
   

"Дело доктора Студитского"

12 июня 1880 года, во время Ахал-Текинской экспедиции генерала Скобелева, команда из двенадцати казаков Таманского полка конвоировала в Туркмении доктора Студитского и на Бендесенском перевале была атакована текинцами. Семь с половиной часов казаки отчаянно отбивались от превосходящих сил противника (до 300 человек). Текинцы отступили после появления пришедшей на выручку кубанцам роты Самурского полка. Данное происшествие получило название "Дело доктора Студитского".

Картина "Дело доктора Студитского" работы знаменитого художника-баталиста и участника среднеазиатских походов и других войн Николая Каразина

Для начала приведем отрывок из Щербака А. Ахал-текинская экспедиция генерала Скобелева в 1880–1881 гг.:

"Дня за три до описываемого случая, из Бами в почтовое отделение Хаджам-кала был послан курьером с бумагами и шифрованными депешами казак 5-й Полтавской сотни Каломиец, вместе с двумя джигитами. Последние, прискакавши, спустя несколько часов, в Ходжам-кала, заявили начальнику поста, что на них напали текинцы, которые убили казака, имевшего при себе почтовую сумку; джигитам же удалось спастись бегством. При получении этого известия, тотчас была наряжена погоня.

На перевале действительно нашли обнаженный труп казака, но сумки и других вещей при нем не было. О следах пребывания неприятеля в этом месте можно было догадаться по золе потухшего костра и коркам недоеденного чурека.

Убитого казака перевезли в Бендесены и похоронили близ выше описанного холма.

Неточность показания джигитов и некоторая подозрительность, внушаемая ими, вызвали желание со стороны генерала Скобелева выяснить, насколько возможно, обстоятельства смерти казака и род пули, которой он был убит.

С этою целью, два дня спустя после происшествия, доктор Студитский выехал из Бами в Бендесены в сопровождении 12 казаков (согласно Гродекову это были казаки из 6й сотни Таманского полка). Кроме этого конвоя, Студитского должна была сопровождать 10-я рота Самурского полка, возвращавшаяся в Ходжам-кала. Торопясь прибыть скорее на место, доктор Студитский уехал с казаками двумя часами ранее выступления пехотного конвоя.

По прибытии в Бендесены, Студитский отделившись, с двумя казаками, отправился на могилу убитого, для вырытия его трупа. Оставшиеся люди спешились и принялись поить лошадей. В этот момент из-за холма показалось несколько текинских всадников. Завидев их, Студитский крикнул: «За мной! поймаем их живьем!» поскакал на встречу к ним, но сейчас же вернулся обратно...

Более 200 человек конных текинцев с пронзительным гиком высыпалось на холм и в долину.

В первую минуту Студитский с казаками помчался к полуразрушенной башне, находившейся в одной версте от холма. Но было уже поздно. Часть текинцев перерезывала им дорогу. Оставалось одно средство — занять скорее ближайшую позицию: это были вышеупомянутые гряды камней. В один момент, казаки, бросившись с лошадей, засели за камни и, дав подъехать ближе неприятелю, сделали по нему дружный залп, сваливши несколько текинцев. Тогда неприятель спешился и занял ближайшие возвышенности, с которых начал обстреливать горсть осажденных перекрестным огнем. Один из казаков был ранен, другой убит. В это время текинцы стремительно бросаются в атаку; их снова встречают дружным залпом и двух, полезших на камни, зарубают шашками... Выстрелы неожиданно раздаются уже из-за гребня холма, где была позиция защищавшихся: неприятель обошел ее в тыл. Положение осажденных становилось донельзя критическим. Не теряя мужества, Студитский разделил казаков на две части — одни защищали тыл, другие фронта атаки; сам же он быстрым скачком думал перейти ко второму гребню — ближе к вершине холма, но не успел сделать и шагу, как свалился смертельно раненный пулею в сердце, успев проговорить: «Прощайте, братцы! поклон жене»...

Оставшись без руководителя, казаки не унывают и, сберегая патроны, стреляют только наверняка. Из 13 человек у них уже трое убитых и пять раненых; последние, истекая кровью, продолжают стрелять. Бердыш и Лебедка, раненные в руки, продолжали стрелять, казак Дудка получил тяжелую рану в пах от которой покатился вниз, но ползком вернувшись к своим продолжал стрелять. Один из уцелевших, вольноопределяющийся, с немецкой фамилией, советует «сдаться». Его пригрозили убить. Позорное предложение более не повторялось.

Было уже четыре часа пополудни. Восемь часов горсть храбрецов, решив умереть до последнего, держится против многочисленного врага. Фатальная развязка близка. Вдруг неприятель стал быстро оставлять свои позиции и, сев на коней, поскакал по направлению к Бами, на перевал. Через несколько минуть оттуда раздается батальный залп. За первым следует перекатного дробью второй. Это подошла 10-я Самурская рота, выступившая из Бами двумя часами позже отъезда Студитского. Неприятель, ограничившись несколькими выстрелами по нашей пехоте, ускакал в горы. Герои были спасены.

Тело Студитского вместе с двумя казаками похоронено в Ходжам-кала. Над общей могилой их стоит деревянный крест с надписью: «Павшие геройской смертью в Бендесенах д-р Студитский и казаки: Иван Кучар и Лазарь Мосенко».

Так же Дело Студитского упоминается в Историях Самурского и Апшеронского полков 1892 года и воспоминаниях гардемарина А. Майера, переизданных в наше время в сборнике "Полуденные экспедиции". Вольноопределяющийся с немецкой фамилией - барон Л (евен?)-стерн, 27-летний урядник Таманского полка, участник Русско-турецкой войны 1877-78гг в составе лейб-гусар, довольно богатый помещик из Курляндии, с личным слугой-латышом, окончивший немецкий университет, но плохо говоривший по-русски и поэтому так и не сдавший экзамен на офицера. Майер отвергает версию о его трусости, так как видел Л-на в других боях. И служил барон позже в "охотниках" отряда поручика Славочинского (то есть добровольцах, вызывавшихся на опасные и особые задание, в первую очередь, на разведку), что для "труса" довольно странный выбор. Однако, плохо говоривший по-русски и презирающий "не немцев", с характером отличающимся от основной массы офицеров и солдат, барон явно не пользовался авторитетом и любовью, так что неудивительно, что ползли слухи о его не совсем приемлемом поведении во время того боя, хотя именно он и был начальником конвоя, а после смерти Студитского и всего маленького отряда.

Гора Бендессен, где произошел бой 21 июня 1880г. 2-Бендессенский пост ночью. 3- Перевал Бендессен в высшей точке.

Майер сообщает дополнительные и весьма интересные подробности боя:

"В это время около Бендессена постоянно шлялись текинцы более или менее значительными партиями. Несколько джигитов, то есть мирных туркмен, находившихся у нас на службе и употреблявшихся для почтового сообщения по военной линии, были убиты и ограблены, так что стало трудно заставлять джигитов исполнять возлагаемую на них обязанность. Стали посылать джигита вместе с казаком.

В последних числах июня (из других источников мы знаем -19 июня 1880года) случилось, что джигит вернулся без казака и сообщил, что последний убит и ограблен текинцами, а что он сам спасся благодаря быстроте своей лошади. Явилось подозрение в правдивости его слов и причастности его к убийству казака. Доктор Студитский, состоявший в распоряжении генерал-адъютанта Скобелева, был им командирован для вскрытия трупа и определения, если окажется возможным, в каком направлении и на каком расстоянии последовал выстрел, убивший казака.

Студитский поехал с конвоем из двенадцати казаков; конвоем командовал урядник барон Л-н. До Бендессена этот маленький отряд добрался благополучно, но здесь, повернув в долину, увидел несколько текинцев (в истории апшеронцев указывается, что их было 3). Покойный Студитский, человек пылко храбрый, немедленно порешил напасть на них, но намерение это не могло быть приведено в исполнение, так как появились текинцы в числе около 300 человек. Казаки спешились, взвели лошадей на пригорок и залегли за камнями; позиция была не из хороших, но выбирать не было времени, оставаться же на открытом месте было равносильно немедленной гибели. Текинцы смело подошли на очень близкую дистанцию и были встречены дружным залпом, что сразу убавило у них храбрости. Тогда началось баснословное дело - борьба 12 с 300.

Текинцы начали заходить во фланг, и перестрелка уже началась на расстоянии нескольких десятков шагов, причем обе стороны использовали валуны как укрытия. Для того, чтобы читатель лучше понял условия боя, он должен себе представить цепь утесов, перед которой, шагах в ста расстояния, тянется небольшая цепь каменистых холмов.

Студитский со своими казаками засел с наружной стороны вершины одного из этих холмов, то есть со стороны, обращенной к долине; текинцы же пробрались в промежуток между главной цепью и холмами и заняли позицию по внутреннюю сторону, так что враги были разделены только вершиной холма. Большинство текинцев было вооружено бердановскими винтовками, отбитыми у нас при штурме Геок-Тепе в несчастную экспедицию 1879 года, в так называемую экспедицию трех гениальных сиятельных вождей: графа Берга, князя Долгорукова и князя Витгенштейна.

Наиболее смелые текинцы подползали на несколько шагов и падали жертвами своей смелости. Один был убит на таком близком расстоянии, что казак, протянув руку, взял ружье, оказавшееся нашей берданкой с вновь сделанной ложей, украшенной серебром. Этот неравный, невозможный бой продолжался с 9 часов утра до 4 вечера, причем замечательнее всего то, что текинцы не решались броситься в шашки, что было бы неминуемой гибелью для наших храбрецов.

Студитский стрелял из револьвера, а потом из отбитой винтовки и при всяком удачном выстреле произносил энергическое словцо. Казаки, по их собственным словам, останавливали его, а равно не советовали высовываться; причем они мне сами говорили, что приписывают его смерть главным образом его невоздержанному языку. Надо знать религиозность казаков и вообще солдат. Они во время боя настолько же скромны в выражениях, насколько грубы и нескромны в обычной жизни; они считают громаднейшим грехом в деле браниться, боясь предстать на страшный суд с оскверненными устами, и человек, бранящийся в бою, по их мнению, наверняка становится жертвой пули. Привожу подлинные слова одного из казаков, рассказывавшего мне на самом месте смерти Студитского весь ход этого геройского дела.

"Убили их благородие господина дохтура потому, что они ругались. Статочное ли дело в бою сквернословить? А они, как выпалят из ливолвера, увидят, что попали, сейчас в ладоши хлопают и говорят: а, так, говорят, тебя такого-сякого и надо. Мы им, ваше благородие, говорили, что, мол, ваше благородие, нехорошо ругаться, а они все... и потом совсем бесстрашные - высовываются поминутно из-за камня, одна проклятая и зацепила им ухо; они это отерли кровь и говорят: пустяк, плохо, брат, прицелился! Постреляли они еще, и стало им отселева стрелять неловко (указывает на большой камень, весь испещренный свинцовыми блестками - следами ударявшихся пуль), захотели они перейдтить на другое место и только это приподнялись, как пальнет один оттудова (казак показывает на валун шагов в 20-25, где лежал выстреливший текинец). Они схватились за бок, упали и говорят: "Прощайте, братцы, кланяйтесь жене". Пошла у них ртом кровь и померли. Вот и кровь их, ваше благородие". - И казак указал на большое темное пятно на камне и, сняв папаху, набожно перекрестился.

Замечателен также факт, что один казак (Иван Кучир) с раздробленной нижней челюстью продолжал стрелять. Полученная им вторая рана в бедро не заставила его выпустить ружья из рук, пока пуля не попала в грудь; тогда он перевернулся на спину, перекрестился и отдал Богу свою мужественную, преданную отечеству душу. Велик русский человек в своей вере и умеет так умирать, как ни один другой народ!

Со смертью Студитского казаки почувствовали на половину уменьшение энергии. Барон Л-н, плохо говорящий по-русски, не мог их воодушевить, да и по своему характеру не мог быть начальником этой горсти храбрецов. К счастью оставшихся в живых, в пятом часу показалась рота, шедшая из Ходжа-Калы в Бами или наоборот - не помню уже теперь. Текинцы, не ожидавшие подобного сюрприза, обратились в бегство, но не настолько быстро, чтобы не успеть получить от роты приветствия в виде залпа.

Тела доктора Студитского и убитых казаков были отвезены в Ходжа-Калу, где и преданы земле со всеми почестями, приличествующими подобным героям. Оставшиеся в живых получили по два знака отличия военного ордена: 4-й ст. от Скобелева и 1-й ст. от в Бозе почившего императора Александра II.

Весть о смерти Студитского сильно поразила Скобелева (они были хорошо знакомы еще по Русско-Турецкой войне, Студитский считался одним из лучших скобелевцев, судя по книге Немировича-Данченко). Через несколько дней было отдано приказание занять Бендессен и устроить там укрепление на две роты во избежание возможности повторения несчастных случаев с джигитами или вообще небольшими отрядами, проходящими через наиболее любимое пристанище текинских шаек".

По другим источникам также следуют уточнения:

«С нашей стороны погиб доктор, 2 казака и 1 умер от ран позже, 5 ранено, из них 4 было ранено оружием, 5 камнями, сброшенными с гор. У казаков оставалось к концу боя 83 патрона. Убито 14 текинцев, раненые и,возможно, часть убитых была ими увезена, захвачено 6 винтовок.

Командовал 10й ротой Самурцев капитан Ракицкий. Рота шла из Бами в Ходжам-Калу с транспортом верблюдов. На Бендессене самурцы планировали переночевать, для чего за полверсты до него остановились нарубить дров, но увидели подозрительных всадников и услышали выстрелы (то ли отголоски боя казаков, то ли по своей колонне) Рассыпавшись в цепь, самурцы пошли на текинцев по высотам, не спускаясь в ущелье и обнаружили крупные силы неприятеля, готовившиеся атаковать их с фланга и тыла. Залпы цепи и резерва по ним и были услышаны изнемогавшими героями. На самой вершине пехотинцы неожиданно для себя обнаружили остававшихся в живых казаков и узнали о произошедшем. Дальше была снаряжена "медицинская эвакуация" находившихся в тяжелом состоянии раненых- сообщить в Ходжам-Калу вызвался добровольцем вольноопределяющийся Малиновский, и в час ночи прибыли повозки с пехотным прикрытием. Подтягивались и части под командой самого Скобелева, но на месте стало ясно что все текинцы отступили, зато было принято решение создать "Бендессенский пост", так как место было слишком удобно для устройства засад на колонны снабжения».

09:10
1525

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Крест защитникам Верховного Совета РФ
Илецкий бой – 13 марта 1918 года
Вадим Александрович поделился своими мыслями и впечатлениями, навеянными поездкой в польский город Люблин, где 27-29 мая 2016 г
Как казак Козьма Крючков стал былинным героем