В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Август, 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

Сражение казаков Платова с авангардом Мюрата у деревни Молево Болото

Атаман Матвей Иванович Платов

 

Командир авангарда отряда Платова (1-я Западная армия) генерал-майор Денисов 7-й, находившийся у деревни Кострицино со своим отрядом (два Донских казачьих полка), в 4 часа утра 8 августа (27 июля по старому стилю) 1812 года сообщил атаману Платову, стоявшему с основными своими силами перед деревней Зарубенки на большой дороге из Смоленска в местечко Лиозну по направлению к Витебску, о движении большого французского отряда из деревни Лешни по дороге в деревню Зарубенку. Противник имел в своем составе 5 кавалерийских и один пехотный полк, в авангарде неприятеля шли еще 4 кавалерийских полка.

 

Атаман Платов приказал генерал-майору Денисову 7-му своими силами сдержать авангард французского отряда, и двинулся быстро с главными силами своего казачьего отряда и со 2-й Донской конно-артиллерийской ротой на помощь.

 

Дойдя до деревни Молево Болото, атаман Платов направил для усиления отряда генерал-майора Денисова 7-го бригаду генерал-майора Иловайского 5-го (командовал ей подполковник Греков 18-й), в составе двух Донских казачьих полков (генерал-майора Иловайского 5-го и подполковника Грекова 18-го), а также добавил две «отборные» сотни 1-го Башкирского полка, под командой поручика Павлоградского гусарского полка Жилина.

 

Генерал-майор Василий Тимофеевич Денисов 7-ой

 

Платов приказал генерал-майору Денисову 7-му атаковать неприятельский авангард. Получив приказ, Денисов 7-ой атаковал противника, опрокинул его и преследовал на протяжении двух верст, пока не достигли основных сил французского отряда.

 

Противник, видя малочисленность русского отряда, всеми силами навалился на казаков. Прибывшее подкрепление под командованием подполковника Грекова 18-го не смогло существенно изменить соотношение, и казаки были опрокинуты превосходящими силами 2-ой тяжелой кавалерийской дивизии генерала Себастиани (2-ой кавалерийский корпус Монбрена).

 

Казаки отходили к идущему им навстречу Атаману Платову с основными силами. Подойдя, Платов направил в атаку на левый фланг неприятеля генерал-майора Кутейникова 2-го с Атаманским полком, семфиропольским татарским и с Донским казачьим Харитоного 7-го полком. А с фронта по противнику была открыта сильная канонада. Но противник наступал отчаянно, вслед за неприятельской конницей следовала пехота, близко подойдя к батареи стрелки 24-го легкого полка открыли по ней огонь, многие артиллеристы и лошади были ранены. В этот критический момент к батарее подошли казаки из полков Мельникова 3-го и Харитонова 7-го, сходу яростно врубились в ряды французской пехоты и опрокинули поддерживающий их кавалерийский полк. В этой атаке был убит командир казачьего полка Мельников 3-й.

 

Атаман Платов, видя расстройство в неприятельских рядах, бросил в атаку все имеющиеся у него казачьи полки. Противник дрогнул и побежал, казаки преследовали его две версты. Дальнейшее преследование было поручено кавалеристам из корпуса графа Палена, которые подошли свежими к месту боя. Изюмский, Сумский и Мариупольский гусарские полки гнали кирасир Себастиани еще восемь верст, а затем отошли к деревне Лешне.

 

Французы понесли тяжелые потери. В плен попали один полковник, десять штаб и обер-офицеров, более трехсот нижних чинов. Общие потери неприятеля более одной тысячи человек. Был захвачен личный обоз командующего 2-м кавалерийским корпусом графа Монбрюна.

 

Движение с руднинской дороги на Пореченскую. 8 августа (27 июля) 1812 года

 

В рапорте на имя Барклаю де Толли атаман Платов так описывает дальнейшие события:

 

...«Тогда неприятель сильно стал наступать на мой авангард, за которым вслед шел я не более версты с оставшимися при мне полками, и, видя сильное неприятельское наступление, пустил с правого моего фланга в его левой полки Атаманский, Харитонова 7-го, Симферопольский татарский под командою генерал-майора Кутейникова 2-го, который только что освободился в течение месяца от полученной им в руку в сражении при местечке Мире слабой раны, сам я с Донской конной артиллерией и находящимся при мне конвоем в центре, где мне способствовал генерал-майор Иловайский 5-й, также освобождающийся только от полученной им в сражении при Мире в правую ногу пулею раны. Тут вышло упорное сражение, продолжавшееся более часу так, что неприятельский кавалерийский полк под командою полковника с подкреплением батальона пехоты их сражался против картечных выстрелов наших и даже приближался к пушкам, не более как на шестьдесят сажен от оных, кои были в опасности, чему доказательством служит то, что артиллеристы и артиллерийские лошади были ранены неприятельскими пулями; а особливо если бы не подоспели два казачьих полка; Мельникова 3-го – на пехоту, а Харитонова 7-го – на кавалерию во фланг неприятеля, где отличившийся во многих случаях неустрашимою храбростию подполковник Мельников 3-й, к сожалению, убит, но полк имени его не остановился; Харитонов же остановил поражением оный кавалерийский полк и командовавший им полковник с некоторыми подчиненными своими взят в плен».

 

«Тогда с нашей стороны со всех пунктов сделана на неприятеля сильная атака, простиравшаяся с фланга на фланг не менее полуторы версты, и неприятель с Божиею помощию храбростию российских войск совершенно опрокинут и преследован с большим поражением на двухверстное расстояние, а между тем по данному от меня известию подоспел ко мне в сикурс находившийся не в близком от меня расстоянии генерал-майор граф фон дер Пален с тремя гусарскими полками: Изюмским, Сумским и Мариупольским, которому препоручил я дальнейшее преследование и поражение неприятеля, а сам, по нездоровью моему, остался на месте. Он его преследовал еще кроме прежнего до восьми верст. Неприятель ретировался бегством к стороне местечка Рудни до находящейся по дороге к оному местечку довольного числа пехоты и пушек его, пока шедший оттоль на защиту остатков своих неприятель начал палить из пушек, чем и кончилось сражение». «Генерал-майору графу Палену, по уведомлению его, дал я приказание мое остановиться и далее не подвергать войска опасности; дождавшись же ночи, отступить к деревне Лешне, оставя на том месте, где кончилось преследование неприятеля, извещательную заставу, что им и исполнено».

 

«Неприятель потерял большое количество, ежели не больше, то по крайней мере, половину кавалерийского корпуса его, из пехотного же полка осталось не более ста человек и те спаслись кустарниками. Неприятель пардона не просил, а войска российские его императорского величества, быв разъярены, кололи и били его»...

 

Генерал Себастиани

 

В наградных документах так рассказывается об особо отличившихся в этом сражении:

 

«Генерал-майор Иловайский 5-й – «не выздоровев от раны, находился на левом нашем крыле со своей бригадой».

 

Генерал-майор Кутейников 2-й – «командовал бригадою из трех казачьих полков, опрокинул неприятеля и прогнал до пехоты, подкреплявшей кавалерию».

 

Подполковник Греков 18-й – «командовал полками его имени и генерал-майора Иловайского 5-го, обрушился на правый фланг и гнал его до пехоты так, что и она начала отступать».

 

Подполковник Харитонов 7-й – «находился с своим полком направо от нашей центральной батареи и когда неприятель, стремясь ее атаковать, подошел уже к ней на картечный выстрел, то он, сделав во фланг его сильный удар в дротики, опрокинул и прогнал его и спас этим наши шесть орудий, находившиеся в опасности. Поражая далее неприятеля, разбил конно-егерский полк и взял в плен его командира, офицеров и довольное число нижних чинов».

 

Дежурный штаб-офицер отряда атамана Платова полковник Шперберг – «когда неприятельские кавалерийские колонны упорно стояли на правом фланге, то, по распоряжению его, четырьмя орудиями Донской конной артиллерии были отбиты, расстроены и в беспорядке Донскими полками опрокинуты».

 

Адъютант атамана Платова, поручик Павлоградского гусарского полка Жилин – «командуя двумя сотнями отборных башкир, которых прежде того приводил в порядок и в исправление лошадьми, по худобе оных, первый, по приказанию атамана Платова, вел с неприятелем перестрелку, а когда сблизились с неприятельским корпусом, то вместе с казачьими полками сделал на оный сильный удар, где и ранен тяжело пулею в правую ногу».

 

Атаманского полка войсковые старшины Копылков и Янов – «с своими сотнями, несмотря на численный перевес французской кавалерии и на жестокий огонь, ударили в дротики, смешали оную и, поражая, прогнали за деревню Лешню».

 

Состоящие при армии полковник принц Филиппстальский и майор фон Барнеков – «находились охотниками при Атаманском полку, при чем майор фон Барнеков ранен пулею в правую ногу на вылет».

 

В Изюмском гусарском полку: майор Розенбаум «со своим эскадроном не допустил расстроенного неприятеля собраться и, взяв неприятельские резервы в правый фланг, остановил оного, чем и способствовал к вторичному поражению оного». Ротмистр Лошкарев – «при той же фланговой атаке майора Розенбаума первый врубился в неприятеля». Вахмистр Пимонов – «взял в плен двух офицеров». Вахмистр Глоба – «когда ротмистр Лошкарев был окружен неприятелем, то Глоба, врубившись, изрубил своеручно несколько человек и спас жизнь ротмистра Лошкарева».

 

Штабс-капитан конной № 2 роты 1-й резервной артиллерийской бригады Цвиленев – «командуя половиною этой роты против кавалерийского корпуса генерала Монбрюна, сбил выстрелами фланг неприятельской линии и во время преследования неприятеля держался с самыми передними казачьими полками, поражая оного»».

 

 

 

Наши потери в сражении 8 августа (27 июля) при деревнях Молеве Болоте и Лешне:

 

Убиты: Командир Донского казачьего полка подполковник Мельников 3-й; Донского казачьего генерал-майора Денисова 7-го полка есаул Чукарин; Изюмского гусарского полка корнет Смаковский.

 

Умер от раны Атаманского Донского полка хорунжий Агеев.

 

Ранены: Атаманского Донского полка есаулы Быкадоров, Родионов и Фомин, хорунжие Акимов, Каймашников и Свиридов; прикомандированный к полку состоящий по армии майор фон Барнеков. 1-го Башкирского полка прикомандированный к нему поручик Павлоградского гусарского полка Жилин. Донских казачьих полков: сотники Ступачевский, Попов, Власов, Данилов.

 

Общая убыль нижних чинов и лошадей во время этого же сражения: В Симферопольском конно-татарском полку убиты 10 лошадей; ранены 5 казаков, 16 лошадей. Во 2-ой роте Донской конной артиллерии: убиты 17 лошадей; ранены 6 лошадей.

 

В Донских казачьих полках: В Атаманском убиты 7 казаков, 17 лошадей; ранены 29 урядников и казаков и 15 лошадей. В полку подполковника Грекова 18-го: убиты 4 казака, 21 лошадь; ранены 24 урядника и казака и 11 лошадей. В полку генерал-майора Денисова 7-го: убиты 1 казак, 13 лошадей; ранены 13 урядников и казаков и 18 лошадей. В полку генерал-майора Иловайского 5-го: убиты 3 казака, 24 лошади; ранены 11 урядников и казаков и 14 лошадей. В полку подполковника Мельникова 3-го (войскового старшины Жирова): убиты 1 казак, 7 лошадей; ранены 11 урядников и казаков и 15 лошадей. В полку подполковника Харитонова 7-го: убиты 1 казак, 12 лошадей; ранены 5 урядников и казаков и 19 лошадей.

 

Среди бумаг, захваченных казаками в сражении при Молевом болоте, были приказ Мюрата, в котором он извещал Себастиани о намерении русских направить главные силы к Рудне и предписывал ему отвести кавалерию к пехоте. Несмотря на это русская армия продолжила начатое фланговое движение.

09:55
789

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Генерал от кавалерии. Граф. Самый прославленный атаман казачьих войск России
Командир Атаманского казачьего полка в войнах против наполеоновской Франции С.Ф. Балабин 2-й
Казак В. В. Орлов-Денисов - герой Отечественной войны 1812 года
Герой войн против наполеоновской Франции. Обладатель трёх орденов Святого Георгия