В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Апрель, 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
     

Подвиг казачьего офицера Дадымова

Подвиг казачьего офицера Кавказского Линейного казачьего войска, осетина, майора Екима (Акима) Макаровича Дадымова командовавшего в 1820-х годах Кавказским казачьим полком и бывшего кунаком знаменитого темиргойского князя и предводителя адыгов Джамбулата Болотокова.

 


Еким Дадымов происходил из казаков-осетин, живших близ Моздока и зачислявшихся в Кавказское Линейное казачье войско, в Горский казачий полк. Скорее всего, первоначально его фамилия была – Дыдымов и трансформировалась в Дадымова. Позднее в составе Терского казачьего войска служило немало казаков из осетин по фамилии Дыдымовы. На Кубани Е.М. Дадымов жил в станице Ладожской, ныне в Усть-Лабинском районе Краснодарского края. Погиб в ходе Кавказской войны XIX века в бою под Тлямовым аулом 18 августа 1825 г.

 

В полковой истории 1-го Кавказского полка Кубанского казачьего войска, составленной кубанским казачьим офицером А.Д. Ламановым в 1919 году, удалось найти интересные факты из последних месяцев жизни и службы этого некогда знаменитого осетинского казака, которого искренне любили и уважали казаки.

 

«1 апреля 1825 г., когда начались безлунные тёмные ночи, войска получили приказание сосредоточиться у Прочного окопа: три батальона пехоты, 18 орудий, Кавказский и Кубанский линейные казачьи полки (в весьма слабом составе); отряд перешёл Кубань, на следующий день - р. Чамлык и к рассвету 4 апреля прибыл на урочище Калымшоко. Отсюда до аула Карамурзина было около 20 вёрст. Ожидали только ночи, чтобы двинуться дальше. Карамурзин узнал об этом, собрал на совет стариков, но его никто не послушал, по прежним примерам «говорили, что ни Вельяминов, ни Коцарев никогда не доходили до нас, мы живём позади бесленеевцев, которые не пропустят русских, да и русские не пройдут мимо, чтобы не ограбить. Уйти всегда будет время».

 

Генерал Вельяминов ночью двинул вперёд всех линейных казаков под начальством князя Бековича-Черкасского, приказав ему как можно скорее обложить аул и держать его в блокаде до прибытия пехоты. Вельяминов сознавал трудность предприятия, а потому вслед за казаками двинул остальные войска форсированным маршем. Но казаки успели управиться одни, без пехоты и пушек. Беззвучно, словно ночные привидения, пронеслись сотня за сотнею казаки мимо бесленеевских аулов, покоившихся сном и, переправясь на левый берег Лабы, скрылись в узкой лесной теснине, которая поднималась все выше и выше. Казаки взошли на последний уступ горы Ахмет и остановились в изумлении.

 

Начинавшийся рассвет показал им, что под их ногами расстилался целый город в 200-250 укрепленных домов. Отступать уже поздно было: позади - бесленеевцы, впереди - аул. Бекович знал, что у Кавказских линейцев мужество растёт по мере опасности и решился действовать. Казаки, спустившись вниз, появились не с той стороны, откуда их ожидали, и ворвались в аул. Шум, гик, выстрелы подняли жителей, но в то же время запылали сакли одна за другой. Пламя охватило все, что могло гореть; женщины и дети не знали где искать спасения, везде встречали огонь и гибли. Между тем командир Кавказского полка майор Дадымов налетел на самого князя Карамурзина, который в одном бешмете, с ружьём в руках. стоял у порога своего дома. Они знали друг друга в лицо и выстрелили разом. Карамурзин промахнулся, а Дадымов положил его на месте, - пуля ударила ниже правого глаза и вышла в затылок (есть версия что пуля Дадымова попала Али под глаз и вышла сзади и он рухнул обратно в дом). После этого отряд возвратился на Линию.

 

В июне генерал Вельяминов, по возвращении на Линию, собрал большой отряд, в который вошел Кавказский полк со своим командиром майором Дадымовым и Кубанский полк с подполковником Степановским. Отряд выступил к аулам абадзехов и, дойдя до того места, где ныне лежит Г. Майкоп, остановился. Здесь генерал Вельяминов решил построить укреплённый лагерь. Работа производилась почти два месяца, в течение коих линейные казаки много раз отряжались в набеги для истребления хлебов и абадзехских аулов, набеги оканчивались удачно и счастливо.

 

Но 18 августа, в деле под аулом Аджи Тляшева, кавказцы понесли тяжёлую потерю: их командир майор Дадымов был смертельно ранен. В этот роковой день казакам было приказано поднять сено, накошенное верстах в трёх от лагеря и свезти к лагерю; в прикрытие фуражиров назначен батальон пехоты и четыре орудия. Казаки, навьючив лошадей сеном, тронулись в обратный путь к лагерю. В это время наскочила огромная партия - около 1500-2000 чел. Абадзехов. Завязалась перестрелка, перешедшая в рукопашную, в дело пошли штыки, пики, шашки и кинжалы. Дело было очень жаркое, орудия переходили из рук в руки. В один из таких моментов майор Дадымов врезался в толпу неприятеля и был изрублен, казаки бросились выручать его, но было уже поздно: он вынесен был из боя покрытый смертельными ранами. Горцы не выдержали, дрогнули и начали уходить. У них выбыло из строя около 150 чел., кавказцы потеряли четверых казаков убитыми, ранены: смертельно майор Дадымов, шесть пятидесятников, 25 казаков и 8 лошадей. 19 августа Дадымов скончался на руках своих казаков. Тело его было доставлено в ст. Ладожскую. Красивое лицо его было так обезображено ударами шашек, что его не решились показать семейству. Жена видела только гроб, в котором проносили его на кладбище.

 

Аким Степанович Дадымов погиб в цветущих летах, когда слава его и известность по линии начали только распространяться. Горцы отплатили за смерть князя Али Карамурзина. Аул Аджи Тляшева был сожжен нашими войсками того же числа. Того же дня полковник князь Бекович-Черкасский был снова отряжен для фуражировки с двумя полками казаков (Кавказский и Кубанский), третьим батальоном Навагинцев и четырьмя орудиями, но был встречен неприятелем в числе до 1500 человек абадзехов, убыхов и кабардинцев. Завязалась перестрелка, продолжавшаяся более двух часов, в которой между прочими ранена одна лошадь Кавказского полка. Фуражировка продолжалась до конца месяца, с перестрелками.

 

Прошло более 80 лет после этого. Военно-исторический отдел при Штабе Кавказского военного округа 18 ноября 1907 г. за № 1085 предложил Ладожскому станичному атаману экстренно сообщить:

 

1.Сохранилась ли на старом кладбище Ладожской станицы могила прославленного своими подвигами командира Кавказского линейного казачьего полка майора Дадымова, убитого в 1825 году.

 

2.Имеется ли на могиле памятник, и в каком виде он содержится.

3.Описать наружный вид памятника, а если его нет, то самой могилы, списав с буквальною точностью все надписи.

4. Собрать от стариков все сведения, какие возможно, о личности этого героя и сообщить песню, которые старые казаки, как известно, пели про майора Дадымова.

5. Если на могиле имеется памятник, то поручить срисовать его, не гоняясь за художественностью рисунка, лишь бы сохранить тип самого памятника.

 

Вот что добыто: отставной сотник Иван Матвеевич Голощапов, 79 лет, объяснил, что отец его рассказывал ему, что майор Аким Степанович Дадымов убит горцами в 1825 году. Похоронен в станице Ладожской в церковной ограде, с юго-восточной стороны алтаря местного храма Успения Пресвятой Богородицы у самого фундамента, как раз под южным окном алтаря. Покойный Дадымов внес свою лепту на построение этого храма, основанного в 1817 году. Находясь нa руках любивших его казаков, он завещал им похоронить его в церковной ограде, как основателя храма. Завещание покойного выполнено. Слова Голощапова подтвердили ладожские жители старики и старухи. Из копии метрической выписки за 1825 год видно: «сентября 3, полковой командир майор Иоаким Дадымов погребен священником Говоровым с причтом».

На прилагаемой фотографической группе стариков и женщин ст. Ладожской, стоящих вокруг могилы Дадымова, отставной сотник Голощапов пальцем указывает самую могилу; удостоверили это урядники Яков Козьмич Полетаев, 80 лет, Виктор Михайлович Пилюгин, 80 лет, казаки Александр Афанасьевич Петин, 81 года Мануил Федорович Решетов, 76 лет, казачки: Евдокия Ивановна Басова, 83 года, Марья Фроловна Рязанцева, 67 лет, и Дарья Михайловна Петина, 72 лет. Эта фотография добыта у отставного полковника Ивана Трофимовича Калугина».

 

Приводятся в книге и незатейливые казачьи песни про Е.С. Дадымова:

 

1.

«Во горах-то было, во крутых горах,

Как за речкою-то было, за рекою Белою,

Как седые-то орлы со лесов солеталися,

То князья горские из гор соезжалися.

Собрались-то князья, они на высок курган,

Думали князья думушку единую.

Передумавши, князья сделали сражение.

Как не малое оно было, не великое, ровно пять часов.

На шестом-то часу стали тела разбирать.

В сражении том убили майора Дадымова;

Положили тело его на чёрнию бурочку,

Отнесли его во станицу Ладожскую».

 

2.

Было во крутых горах,

За речкою за Белою, за важною переправою.

Собиралися князья ко владельцу Очжуклашеву.

Там сделалось большое сражение.

Они бились и рубились ровно пять часов.

На шестом часу сделалось несчастьице:

Как убили у нас верного служителя

Майора Дадымова.

Ты подуй, ты подуй, буен ветер,

Ты нагони тучу темную.

Испустись Громова стрела,

И разбей, расколи гробову доску.

Ты встань, подымись, молодой полковничек,

Посмотри-погляди на свой Кавказский полк.

И стоит полк, призадумавшись,

Слезно призаплакавшись,

Без того было верного служителя

Майора Дадымова, а по отчеству Акима Степановича.

 

3.

Как засох-то, заблек наш зеленый сад,

Без того-ли было, без сильного дождичка.

Как притихли в саду все пташечки,

Без одной пташки, без соловьюшка.

Как притих-то, приуныл наш Кавказский полк.

Без того ли полковника Дадымова,

А по отчеству Акима Степановича».

 

[А.Д. Ламанов, История первого Кавказского полка. – Кропоткин, 2011. СС.38-39, СС.212-213].

 

09:40
996

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Генерал-лейтенант. Герой суворовских Итальянского и Швейцарского походов 1799 года
Генерал, участник Наполеоновских войн Василий Дмитриевич Иловайский (12-й)
1 к 5 нормальный расклад или бой уральских казаков у Цадиопы
Воины Христовы: Казаки духовного звания