В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Забайкальские казаки против англо-французского десанта в заливе де-Кастри

3 октября 1855 года Россия подтвердила свое право на Дальний Восток, отстояв устье реки Амур от объединенной англо-французской эскадры. До этого была героическая оборона Петропавловска-Камчатского. Поняв, что взять Камчатку невозможно, англичане решили захватить устье реки Амур, тем самым контролировать весь фарватер реки вплоть до Забайкалья, где в то время добывалось серебро и золото, и был сосредоточен весь промышленный и военный потенциал Восточной Сибири. Граф Муравьев (тогда еще не Амурский) понимал, что рано или поздно англичане пойдут на этот шаг, а посему в срочном порядке приказал отправиться в устье Амура и занять оборону. Было вычислено единственно пригодное место – залив Де Кастри, куда могла быть направлена экспансия.

Далее следуют выдержки из воспоминаний фельдшера Демидова, входившего в состав боевой казачьей части, отправленной в Де Кастри.

 

"Ранним утром 8-го июня наш полубатальон в полном составе уже плыл по озеру Кизи, придерживаясь левого утесистого берега. После двухдневного плавания, втянувшись в узкий проток, мы направились к противоположному берегу, выгрузили здесь лодки и построили балаганы из корья для склада провизии. Переночевав, на другой день мы двинулись лесом в горы. Чтобы достичь назначенного пункта, нам предстояло пройти с пушками хребет в 21 версту. Расстояние небольшое, но задача оказалась трудною. Густой лес с чащею кустарников, перевитых плотною сетью вьющихся растений, представлял сплошную преграду; притом же встречались нередко топи и трясины. Поэтому есаул Пряжевский шел впереди с полуротой, прорубал просеку и настилал гати; по мере подготовки пути, артиллерия наша подвигалась вперед с остальными людьми. На четвертый день похода, нас догнал генерал Муравьев, приказал остановиться и варить обед, прибавив, что мы пришли на свое место, так как де-Кастри отсюда рукой подать. Все это произвело на отряд оживляющее действие. Запылали костры, закипели котелки, раздалась веселая песня казаков, которые видимо были ободрены присутствием начальника".

«Перед отъездом генерал (Муравьев) приказал: нашему полубатальону в полном составе или, если окажется удобнее, частью остаться на зимовку здесь на месте, у бухты де-Кастри, а прибывающим линейным батальонам зимовать в Мариинском посту. При этом он уполномочил подполковника Сеславина властью командующего сухопутными войсками, а контр-адмирала Зовойко (в Николаевске) — морскими силами. Перестав ожидать неприятеля, начальство приказало два единорога со снарядами (самую грозную нашу силу) подкатить на лафетах под навес на зимовку.

Вскоре оставил нас и Сеславин, отправившись со второй казачьей ротой, под командой есаула Забелло, на зимовку в Мариинский пост. В де-Кастри остался только есаул Пузино с первою ротой, да еще конные казаки и артиллеристы с Имбергом и Кузьменком, находившиеся в Мариинском посту с прошлого года. На мою особу в скромном звании фельдшера досталась важная миссия охранять здоровье людей и заведовать лазаретом".

 

В 8 часов утра, 3-го Октября 1855 года, показались в Татарском проливе, пред входом на рейд де-Кастри, три судна без флагов: один фрегат, лавировавший под всеми парусами к N-ду, и два паровых корвета. Тотчас была пробита в лагере тревого. Рота, в числе 120 человек, была разсыпана по опушке леса Александровского поста, следующим порядком: 1-й взвод, в числе трех урядников и 40 человек казаков, под командою Линейного № 14-го баталиона прапорщика Чаузова, занял правый фланг до речки Нелли, составлявшей центр позиции; 2-й взвод, в числе трех урядников и 40 человек казаков, под начальством 47-го Флотского экипажа Линдена, занял левый фланг позиции; два горных 10-ти фунтовых единорога, при одном фейрверкере и 18-ти артиллеристах, под командою 47-го Флотского экипажа мичмана Эльчанинова, примыкали к левому флангу. Команда казачьих штуцерных, в числе 40 человек, была разделена на 2 полувзвода: 1-й полувзвод под начальством старшего урядника Николая Сапожникова, расположенный в земляных завалах на правом фланге позиции, служил прикрытием 2-му взводу; 2-й полувзвод, под начальством младшего урядника Федота Журавлева, таким же порядком расположенный на левом фланге, служил прикрытием артиллерии. Командующий всем отрядом есаул Пузино находился в центре позиции, равно как и 19-го Флотского экипажа капитан-лейтенант Федоровский, которому поручено было следить за ходом действий для составления военного журнала.

В 12 ¼ часов 7 вооруженных гребных судов, имея десанту до 400 человек, построились в две колонны и направились к Александровскому посту, на речке Нелли.

Есаул Пузино не видя возможности атаковать, на открытой площадке Александровского поста, в четверо сильнейшего неприятеля, решился не допускать его до окончательной высадки на берег и послал приказание мичману Эльчанинову, чтобы, как только неприятель подойдет к берегу, встретить его картечными выстрелами, которые должны были служить сигналом к общему нападению всего нашего отряда.

В 12 час. 40 минут, гребные суда приблизились к берегу и были встречены огнем наших орудий и штуцерных; в тоже время, остальные два взвода с громким ура бросились на берег и открыли огонь по неприятелю. Ответив на огонь нашей артиллерии и штуцерных сильными картечными и штуцерными выстрелами, неприятель, в совершенном расстройстве, немедленно и безпорядочно отступил.

В 1 ¾ ч. Фрегат и паровые корветы приблизились к берегу и стали на шпринги параллельно оному: фрегат в разстоянии на глазомер до 5 кабельтовых; корветы 2 ½ или 3 кабельтова, и начали осыпать берега наши по всем направлениям бомбами, ядрами и гранатами; тогда есаул Пузино поставил отряд вне неприятельских выстрелов.

В 5 ½ часов бомбардирование прекратилось.

Потеря наша в этот день состояла изъ одного убитого казака и двух раненных: казака и фейрверкера.»

Получив отпор, союзные войска больше не предпринимали попыток произвести экспансию на русский Дальний Восток. А Забайкальское казачье Войско получило первое боевое крещение, выдержав его с невероятным мужеством и стойкостью. Кстати, в этом бою появился первыйГеоргиевский Кавалер Войска – урядник Петр Таскин, мастерским выстрелом из штуцера «снявший» офицера на носу одного из баркасов.

 

21:10
300

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Бурятское казачье войско на охране российских границ
Гребная флотилия и казачья пехота под началом Антона Головатого
Как сотня сибирских казаков разбила несколько тысяч турков
Участие казаков и их роль в Великой Отечественной войне