В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Декабрь, 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
     
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
      

Войсковой Атаман "КСОВД" о приговоре "Банде Юриста" ч.9

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ:
 
Здравствуйте, друзья.

Приношу свои извинения за затянувшуюся паузу, но времени на запись интервью, в связи с определенными событиями, не было совершенно.

Но теперь можем продолжить.

В прошлый раз мы остановились на том, что необходимо более предметно разобраться с преступлениями за которые были осуждены Булгаков и компания. Попытаюсь сделать это как можно более сжато, так как разбирать все 17 томов уголовного дела (из них восемь томов составляют материалы досудебного расследования) заняло бы несколько месяцев. Лучше я потом дам дополнительные объяснения если у кого-то возникнут вопросы. Тем более, что в первую очередь нас будет интересовать то, как истинная картина происшедшего в материалах уголовного дела искажалась, реальные факты замалчивались или не принимались во внимание, а преимущество отдавалось фактам спорным или же вообще домыслам.

Внимательно сопоставив версии следствия и те факты, которые известны лично мне, большинству бойцов «КСОВД» и имевших к нам отношение иных - как военных, так и гражданских лиц, да и факты, имеющиеся в материалах дела, но неправильно оцененные или отодвинутые на задний план, вы сами поймёте, что никакой банды не существовало, а среди осужденных по делу есть и вовсе невиновные.

Итак, по-порядку, в ходе предварительного расследования было установлено, что так называемая «Банда Юриста», совершила следующие преступления:

Первое. В конце марта – начале апреля 2015 года (более точная дата следствием установлена не была) убийство своего же бойца «КСОВД» - Кречина.

Второе. 9 апреля 2015 года в селе Придорожное разбойное нападение на семью Щербюк-Горовцева.

Третье. 22 апреля 2015 года разбойное нападение, похищение и вымогательство в отношении Котлярова с последующим убийством последнего.

Четвертое. А четвертого нет. Всё. На этом «послужной список банды» заканчивается.

Куда-то «испарились» сотни трупов, отжатых автомобилей, похищений и вымогательств ….

И вот из этого «раз, два и три» правоохранителям нужно было создать хотя бы какое-то подобие чего-то так сказать «стоящего» внимания, что могло бы хоть как-то оправдать беспредел, совершенный людьми, призванными защищать права и свободы граждан молодой Республики, в отношении сотен бойцов «КСОВД», которые являлись даже не просто гражданами этой самой Республики, но и её защитниками, а в большинстве своём ещё и её создателями.

Всего, по версии следствия, участие в совершении вышеуказанных преступлений принимало 12 человек (по 4-5 в каждом преступлении), хотя из дальнейшего рассказа вы поймёте, что на самом деле это было далеко не так и лиц, реально совершавших преступные деяния почти вдвое меньше, а остальные просто «притянуты за уши» для увеличения, так сказать, количественного состава.
Поименно это:

- Булгаков Сергей Александрович,

- Лаврушкин Александр Григорьевич,

- Журко Игорь Евгеньевич,

- Фомин Владимир Александрович,

- Пастухов Александр Сергеевич,

- Братишко Ярослав Юрьевич,

- Заярный Евгений Андреевич,

- Тлустый Роберт Витальевич,

- Тарасенко Денис Алексеевич,

- Галунка Сергей Васильевич,

- Корж Артём Владимирович,

- Скип Владимир Олегович.

Краткие обстоятельства преступлений, в совершении которых их обвиняют:

Начнём с нападения на семью Щербюк-Горовцева, как на менее всего, на мой взгляд, противоречивое.

По версии следствия, поддержанной судом, 9 апреля 2015 года Булгаков, Лаврушкин, Журко, Братишко и Заярный по моему приказу, в селе Придорожное совершили разбойное нападение на дом предпринимателей, похитив при этом аж 1500 гривен и ружьё «Сайга». При этом, моё участие озвучивается лишь Булгаковым, который несколько раз в своих показаниях меняет время этого приказа – то это декабрь 2014, то январь, то апрель 2015, как, впрочем, и заявленную мною цель – то это разбойное нападение с целью наживы, то изъятие незарегистрированного оружия. То он говорит, что это я его направил по адресу предпринимателей, то заявляет, что о них он узнал от Заярного, являвшегося их соседом и действовал по его «наводке».

Как было на самом деле я сказать не могу, так как, естественно, никаких приказов на совершение преступлений не отдавал и о данном эпизоде узнал уже изучая материалы уголовного дела. Однако, даже поверхностное знакомство с материалами дела показывает, что следствие проведено не в полном объёме, многие вопросы как по объективной стороне преступления, так и умысле его участников до конца не изучены. Достаточно уже того, что не то, что не сделаны необходимые очные ставки, но даже опознание потерпевшими фигурантов дела не проводились. Но это я оставлю адвокатам, так как на детальное изучение и описание вам противоречий в показаниях пятерых осужденных, трёх потерпевших и одного свидетеля у меня просто нет времени. Обращу ваше внимание только на одно, из подмеченных мною обстоятельств, но имеющее, на мой взгляд, важное значение по делу.  

На странице 81 приговора отмечается, что:

«Достоверность, допустимость и относимость приведенных доказательств … в инкриминируемых преступлениях у суда сомнение не вызывает, так как они добыты в строгом соответствии с требованиями уголовно – процессуального закона и относятся к существу рассматриваемого уголовного дела согласуются между собой, с показаниями потерпевших, свидетелей и соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела. Заключения экспертов полные, научно мотивированные, исследования проведены компетентными специалистами и в соответствии с требованиями уголовно – процессуального законодательства»,

а уже на странице 85 суд не принимает во внимание доводы

«… специалиста Есина Д.И. в той части, что определить, является ли охотничий карабин «Сайга - 12к», похищенный из дома Щербюка В.П. в ходе разбойного нападения 9 апреля 2015 года, огнестрельным оружием без исследования самого карабина невозможно».

Чтобы вам было понятно – похищенное у Щербюк ружье суд признал огнестрельным, вменив Булгакову, Лаврушкину, Заярному и Братишко дополнительно статью 259. При этом ружьё не исследовалось и со слов специалиста балистической и трасологической экспертизы, вполне возможно, что огнестрельным оружием и не являлось. Каким образом суд, не изучив в полной мере умысел преступников и не имея «Сайги» как вещественного доказательства вменил статью 259? А может карабин уже утратил свои качества и свойства в связи с износом механизмов, неправильным применением, ненадлежащим хранением; а может и не было никакого карабина, а был макет – бутафория? Вроде бы мелочь на фоне расстрела и пожизненных (по этой статье фигурантам дали двоим по 10, одному 12 и одному 13 лет), но, во-первых, истина дороже, а во-вторых, слишком много в деле подобных мелочей.

Убийство Кречина.

По версии следствия:

Доброволец из России - Кречин, с позывным «Киргиз», который являлся бойцом «КСОВД» и находился на базе «Майская», в конце марта-начале апреля 2015 года употребил спиртные напитки и стал совершать хулиганские действия, за что по распоряжению коменданта базы Тарасенко был посажен в подвал. Узнав об этом, я на следующий день дал приказ коменданту базы «Майская» - Тарасенко вывезти Кречина с территории базы и расстрелять. Причём такое, якобы моё решение, следствие объяснило просто, - по их умозаключению я «использовал нарушение дисциплины Кречиным как незначительный повод и предлог для его убийства».

Честно говоря, у меня возникают сомнения не только в профессионализме этих следователей и судей, но и в их психическом здоровье. Почитав их писанину и умозаключения начинает становиться понятным, почему в ДНР СИЗО забито ополченцами и почему они получают за свои деяния, совершённые иногда в виду обстоятельств военного времени, максимальные срока.

Итак, Тарасенко отдал приказ командиру группы быстрого реагирования (ГБР) Лаврушкину совершить убийство Кречина. Лаврушкин довел приказ до членов ГБР – Журко, Пастухова и Фомина, после чего они вывезли Кречина в окрестности села Глинки где и застрелили.

Но это по версии следствия. Как же было на самом деле:

Кречин употребил спиртные напитки и стал совершать хулиганские действия, за что по распоряжению коменданта базы, которым был отнюдь не Тарасенко, а Эдуард Приходько (позывной «Боцман»), был посажен под арест, но и там продолжал хулиганить. Приходько принял решение отправить Кречина домой и через Тарасенко, который являлся его замом по хозяйственной части, передал приказ Лаврушкину вывезти Кречина с вещами на границу с РФ. Последний же, имея к Кречину неприязненные отношения, взяв с собой членов группы быстрого реагирования - Журко, Пастухова и Фомина вывез Кречина в окрестности села Глинки где последнего застрелили.

Впоследствии, уже на следствии, Лаврушкин объяснял свои действия тем, что якобы неправильно понял приказ. Ему приказали «вывезти Кречина с вещами на «ноль»», а он решил, что «Кречина надо «обнулить»». Такая позиция, конечно, не выдерживает никакой критики, так как возглавляя ГБР Лаврушкин неоднократно ездил по различным делам на границу и прекрасно знал, что означают выражения «ноль, ехать на ноль, отвезти на ноль».

Я не собираюсь разбирать степень вины и мотивы тех, кто реально участвовал в данном убийстве – Лаврушкина, Журко, Пастухова и Фомина. Но налицо явная подтасовка фактов и оперирование домыслами.
Так, например, моё участие строится на догадках Лаврушкина о том, что раз он получил приказ об убийстве, то отдать его Тарасенко мог я. Больше никем и ничем ни это, ни то, что Тарасенко приказал Лаврушкину убить Кречина, не подтверждается. И вообще, изначально Лаврушкин в своих показаниях говорил, что приказ убить Кречина поступил к нему от Булгакова.

Не имея доказательств вины Тарасенко, который был задержан только в сентябре 2016 года и по имеющемуся постановлению следователя был сразу этапирован в ИВС, а поэтому не подвергшийся пыткам, и не оговоривший себя, а давший собственноручно «не устраивающие» следствие показания, последнего в материалах дела «сделали» комендантом базы, которым он никогда не являлся, ни по документам, ни фактически, будучи лишь завхозом. При этом следствие исследовало этот вопрос, допросив одного гражданского повара и трёх бойцов с базы «Майская», непосредственно имевших отношение к коменданту, которые показали, что Тарасенко был завхозом, но суд отрицание вины Тарасенко расценил как избранный способ защиты с целью избежать уголовной ответственности и указал, что его вина нашла своё полное подтверждение исследованными и проверенными в судебном заседании доказательствами при этом ссылаясь на всё те же показания повара базы, которые полностью подтверждают слова Тарасенко. Из её показаний:

«… работала поваром на базе КС «Область войска Донского» по адресу: г. Донецк, ул. Майская, 66 …

На базе произошёл конфликт с военным с позывным «Киргиз». Он находился в состоянии алкогольного опьянения, приставал к повару Ирине, нецензурно выражался, дрался. Его пытались успокоить. Комендант базы «Боцман» отдал приказ, чтобы его посадили в подвал. Позже "«Боцман» отдал приказ опергруппе, чтобы «Киргиза» вывезли домой в Российскую Федерацию …

она лично слышала приказ от «Боцмана», чтобы «Киргиза» отправили домой. Тарасенко Д.А. занимался хозяйственными делами, ездил за продуктами …

Впоследствии она слышала от казаков и от Тарасенко Д.А., что его уволили т отправили домой …

её показания в ходе предварительного следствия являются логичными, последовательными, согласуются с другими собранными по делу доказательствами, в связи с чем суд принимает их за основу при постановлении приговора».

Каково? Как согласуется вот это «Всё логично и последовательно, принято за основу в постановлении приговора» с тем, что:

«Отрицание вины Тарасенко Д.А., суд расценивает как избранный способ защиты с целью избежать уголовной ответственности»?

А как же показания ещё трёх очевидцев из числа военнослужащих «КСОВД», которые пояснили, что в 2015 году, вплоть до последнего дня существования базы «КСОВД» «Майская», её комендантом являлся Эдуард Приходько?

А зачем обращать на них внимание. Знаете, что заявил суд по их поводу? Читаем и плачем:

«… показания свидетелей … суд расценивает, как желание последних помочь Тарасенко Д.А. избежать уголовной ответственности за совершённые особо тяжкие преступления, поскольку они ранее вместе служили и тесно общались между собой».

Что же получается? Тарасенко говорит, что он не комендант, четыре свидетеля говорят тоже самое, никаких доказательств обратного, в первую очередь документальных, нет. О получении приказа на убийство Кречина от Тарасенко, заявляет лишь Лаврушкин, являющийся непосредственным убийцей, путающийся и меняющий показания, чьи слова уж точно нужно подвергать сомнению, но суд принимает неадекватное решение.

Это что? Правая рука не знает, что делает левая? Это же явное противоречие суда самому себе. Что это - низкий профессиональный уровень судей или поверхностно проведенное судебное следствие по «заказному» делу, результат которого был предрешен и одобрен заранее и поэтому судьи особо с «подгонкой» доказательств и не заморачивались? Да чего там, подумаешь осудили на пожизненное ещё одного защитника Республики. Одним больше, одним меньше. И плевать, что не виноват, и плевать, что у него жена с годовалым ребёнком, у него же будет право на условно-досрочное освобождение. Правда только через 25 лет, но то такое…

Как видите, даже этот небольшой анализ материалов предварительного следствия и судебного разбирательства, проведенный мною – человеком, не имеющим юридического образования, уже вскрыл ряд грубых судебных ошибок и некоторые несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, что явилось следствием желания заинтересованных лиц любой ценой опорочить честное имя «КСОВД» и скрыть ряд совершенных в отношении его преступлений.

В следующем интервью мы закончим разбирать совершенные так называемой «Бандой Юриста» преступления и окончательно развенчаем миф о её существовании.

А пока анализируйте сказанное и верьте фактам.

До свидания.

Перейти к видео: http://ksovd.org/videos/240-ksovd-ataman-ksovd-o-prigovore-bande-yurista-ch-9.html


 

 

18:30
799

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Полный текст интервью Войскового Атамана "КСОВД" о приговоре "Банде Юриста" ч.10
Полный текст интервью Войскового Атамана "КСОВД" о приговоре, так называемой "Банде Юриста" (Ч.7)
В Старочеркасской станице прошли Панихида и Крестный ход в память жертв геноцида казачества
Войсковой Атаман Казачьего Союза "Область Войска Донского" Юрий Сафоненко по приглашению Рамзана Кадырова посетил Грозный