В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

Большие аппетиты: на что живут казаки

Встретить казачьи общества можно на территории всей России от Калининграда до Сахалина. Объединяют их не только костюмы и своя идеология, но и получение субсидий и грантов. Государство щедро одаривает представителей движения не только деньгами, но и наделяет правами, превращая их в спецсубъекты административного кодекса с большими полномочиями и особой социальной защищенностью. «МБХ медиа» разобралось, как и на что казачьи НКО получают деньги из федерального и региональных бюджетов.

Схему финансирования казачьих движений сложно назвать открытой и прозрачной. Как у любых некоммерческих структур, их работа должна строиться не на получении прибыли, а преследовать различные социальные, благотворительные, культурные и образовательные цели, направленные на достижение общественных благ. Благами казаки считают: православное и военно-патриотическое воспитание молодежи, популяризацию истории и боевых искусств, привлечение внимания к проблемам исторического и культурного наследия, пробуждение исторической памяти. Между нынешним курсом внутренней политики России и перечисленными целями существует некоторая созвучность, которая, вероятно, и объясняет рост казачьих организаций и нескрываемую благосклонность к ним со стороны государства и РПЦ.

На источники финансирования казачьего движения обратили внимание после того, как 5 мая на Пушкинской площади во время митинга «Он нам не царь» несколько участников акции и журналисты были избиты нагайками.

 

После акции возмущенные граждане во главе с журналистом Виктором Олейником создали телеграм-канал, где задались целью опознать на видео представителей казачьих движений, в том числе участников «Центрального казачьего войска», которое, как выяснилось позднее, получило за период с 2016 по 2018 годы от Правительства Москвы три контракта на сумму 15,9 млн рублей на «закрепление знаний и навыков при осуществлении деятельности по охране общественного порядка».

 

Мастера на все руки

Несмотря на то, что участникам казачьих движений с 2012 года официально разрешили создавать собственные ЧОПы, достаточно внушительную финансовую поддержку они получают из других источников. Судя по базе данных Комитета гражданских инициатив, в России на данный момент функционирует почти три тысячи казачьих НКО, однако только у некоторых из них можно проследить какую-то финансовую отчетность.

Во главе списка по количеству госконтрактов, грантов и субсидий стоит «Центральное казачье войско», созданное в 2009 году. Пик активности получения денежной поддержки приходится на 2016−2017 годы. За это время организация получила субсидии от Министерства культуры на 6 млн. рублей и контрактов на 56,2 млн рублей. Помимо этого, договоры на 38 млн были заключены с Департаментом национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы. В основном, это деньги за некие «вспомогательные услуги, связанные со спортом и отдыхом», но встречается и позиция с ещё более обтекаемой формулировкой — «предоставление услуг в области дополнительного образования» за 5,2 млн рублей.

Региональные казачьи общества в основном занимаются охранной деятельностью. Причем охраняют как государственное имущество, так и частные предприятия. В списках можно найти все: кладбища, детские сады, здания судов, университеты, больницы и психиатрические лечебницы.

 

География мест, охраняемая казаками, обширна и неоднородна. Некоторые организации, например, одно из подразделений Аланского республиканского окружного казачьего общества получило в 2015 году контракт почти на 10 млн рублей от местной администрации не только за охранные услуги, но и за «участие в контртеррористических операциях и разведывательно-поисковых мероприятиях». Нижнеиркутское казачье общество специализируется на оказании услуг по организации летнего отдыха и занятости детей. С 2012 года им выделили под эти цели около 30 млн рублей по условиям контракта от Управления образования администрации Ангарского района и Министерства соцразвития. Никаких возможностей проверить результаты проведенных мероприятий нет. У организаций нет сайтов и каких-либо документов в свободном доступе, подтверждающих результаты работы.

Енисейское казачье общество чаще всего выступает в наиболее традиционной для казаков роли — организаторов «зрелищно-развлекательных» мероприятий. Казаки с 2011 года активно оказывают эти услуги и систематически получают на это деньги от агентства по реализации программ общественного развития Красноярского округа. Судя по фотографиям из группы движения ВКонтакте, в услуги входит торжественное шествие в полном обмундировании с оружием и знаменами, курс молодого бойца и рукопашного боя, залихватская езда на лошадях по улицам под аккомпанемент баяна и позирование фотографам. За зрелища администрация выплачивала на протяжении нескольких лет суммы от 100 до 300 тысяч рублей.

Иногда местные власти заключают с казачьим обществами совсем странные контракты. Так, например, Администрация города Нижневартовска в 2017 году заключила договор с «Атаманской сотней» стоимостью в 10 млн рублей на приобретение в муниципальную собственность «Газопровода низкого давления для газоснабжения индивидуальных жилых домов». К сожалению, никаких подробностей контракта найти не удалось, как и информации о дальнейшей судьбе газопровода.

Еще одним важным источником финансирования являются различные региональные молодежные государственные организации, которые спонсируют программы патриотического воспитания и военные сборы для школьников. В южных регионах России обширной поддержкой казачьего движения занимаются специальные Департаменты казачества.

Большинство казачьих организаций не ведут открытой финансовой отчетности о полученных субсидиях и грантах. Как сообщили в Комитете гражданских инициатив, который курирует открытый реестр баз данных НКО, к организациям привязываются только те данные, которые были найдены в соответствующих базах (контрактов, федеральных субсидий и президентских грантов). Если данные по организации не нашлись, скорее всего, именно из этих источников она финансирования не получала. Однако это не означает, что не получала из других.

«В регионах казачьи общества вполне финансируют, но с региональными данными большая проблема. Администрации региона обязаны собирать и публиковать так называемые реестры СОНКО — получателей поддержки. Фактически это делается далеко не всегда, реестры публикуются часто не по всем ведомствам, которые оказывали поддержку, данные очень грязные, многие не в машиночитаемых форматах. Казачье движение в принципе больше полагается на региональную поддержку, а не на федеральную», — рассказала Анна Сакоян, аналитик проекта «Открытые НКО».

Из 2762 организаций какая-то информация о получении контрактов и субсидий в базе данных имеется только у 129. При том, что публикация отчетов является обязательным условием функционирования НКО, а многие благотворительные организации, находящиеся под особым наблюдением у государства за использование иностранного капитала, имеют проблемы вплоть до вынужденного закрытия за гораздо меньшие нарушения.

 

Департаменты казачества

На южных рубежах России в нескольких округах существует Департамент по делам казачества и военным вопросам. В официальных целях организации указаны «реализация приоритетных направлений государственной политики в отношении казачества, координация и обеспечение деятельности казачьих реестровых движений и противодействие незаконному обороту наркотиков». Судя по выпискам из реестра социально ориентированных некоммерческих организаций, Краснодарский департамент ежегодно оказывает финансовую поддержку десяткам местных казачьих НКО. Суммы разнятся от нескольких сотен тысяч рублей до десятков миллионов. Например, за 2017 год Новокубанское районное казачество получило на содержание 8,6 млн, Новороссийское — 27,2 млн, а Екатеринодарское казачество — 110,2 млн.

В то время как Краснодарская региональная общественная организация помощи нуждающимся «Добрый-Юг» получила за полгода от администрации края 470 тысяч рублей, а организация детей-инвалидов «Надежда плюс» — 400 тысяч.

Сложная структура

По словам казака, который решил помочь телеграм-каналу «База данных: провокаторы», большие суммы денег сконцентрированы в Центральном казачьем войске, а позднее распределяются по локальным казачьим отделениям. Реестровые казаки получают активную поддержку от армии и правоохранительных органов. Именно они предоставляют участникам движения стрельбы, полевые выходы и военные игры, где казаки тренируются в максимально приближенных к боевым условиях. Небольшую часть бюджета составляет поддержка региональных властей и пожертвования от бизнесменов. Те, кому недостаточно такой поддержки и доходов от охранной и хозяйственной деятельности, занимаются рейдерством — в Новороссийске в 2017 году люди в казачьей форме захватили один из пляжей, а в 2016 году заместитель атамана Анапы по финансам Николай Нестеренко был арестован по делу о мошенничестве и присвоении территории заповедника Утриш. Несмотря на обилие скандалов вокруг работы некоторых казачьих организаций, чьи действия часто попадают под действие уголовного и административного кодексов, участники движений редко попадают в поле зрения правоохранителей и всецело поддерживаются различными государственными и окологосударственными организациями на местах, включая мэрии и благочиния РПЦ.

 

Поддержка президента

Президентские гранты — одна из популярных форм поддержки различных организаций, в том числе НКО. В 2018 году под эту программу было выделено 8 млрд рублей, распределением которых занимается специальная комиссия. Казачьи общества наравне с другими подают заявки на софинансирование своих проектов с помощью бюджетных денег. По информации с официального сайта конкурса президентских грантов, количество заявок от казаков с каждым годом только увеличивается. Если в первой половине 2017 года таких проектов было всего 0,3% (18 заявок из 5825), во второй половине их уже стало 0,65%, а в незаконченном отборе 2018 года — уже 0,9%. В основном, заявители рассчитывают на господдержку в организации тематических фестивалей, открытии детских патриотических летних лагерей и школ. Так, в 2015 году уже упомянутое Центральное казачье войско выиграло грант в 5 млн рублей на подготовку казаков-пенсионеров для работы в качестве наставников в школе, а в следующем году Московское подразделение организации выиграло аналогичный грант на создание информагентства «Казачья культура, традиции и молодежь».

В 2018 году казачьими движениями было подано около 80 заявок, сумма самого большого проекта по строительству Санкт-Петербургского Центра Казачьей культуры достигает 11,5 млн рублей. Большая часть заявок проходит по классификации «сохранение исторической памяти», но встречаются и проекты в сфере поддержки семьи (создание семейного центра «Казачий Домострой» за 1,3 млн рублей) и охране окружающей среды (строительство «Казачьего подворья заботы и любви» за 4,5 млн рублей в Ростовской области). Каждый год проектам в сфере воспитания патриотизма выделяется не меньше средств из бюджета, чем другим благотворительным НКО, отстаивающим интересы малозащищенных или проблемных групп населения. Но, в отличие от них, некоторые организации злоупотребляют своей идеологической близостью к современному внутриполитическому курсу России и превращают это в своего рода бизнес.

Дарья Баева

09:50
573

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Для реестровых казаков наступают тяжелые времена
Бродники - прародители Казачьего Народа
Составная часть сибирских казаков - енисейские казаки
Как инородцы становились казаками