В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества

21 января 1775 г. в Москве на Болотной площади казнён Емельян Пугачев

21 января 1775 г. в Москве на Болотной площади казнён Емельян Пугачев - донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773-1775 годов в России.

 

Емельян Иванович Пугачев – донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773-1775 годов в России. Назвавшись «Императором Петром III», он поднял восстание яицких (уральских) казаков, которое очень быстро превратилось в крупное крестьянское восстание, пожалуй, самое большое в истории дореволюционной России.

 

 

Осенью 1774 года Пугачев был разбит в битве у Солениковой ватаги и с остатками войска бежал. Но он не знал о уже сложившемся к этому времени в его отряде заговоре казацких полковников, решивших в обмен на заговорщика получить от правительства помилование.

В сентябре 1774 года Емельян Пугачев был передан властям некоторыми своими соратниками. Сначала он содержался под следствием в Яицком городке, где его лично допросил генерал-поручик А.В. Суворов. После поимки Пугачева на долю Суворова оставалось доставить его в Москву, что представлялось Александру Васильевичу делом нелегким. Два дня он провел в Яицке, ожидая, пока рабочие смастерят для пленника нечто вроде клетки на колесах.

Когда клетка была готова, Суворов двинулся в путь, сопровождаемый отрядом в 500 человек с двумя пушками. Александр Васильевич не отходил от клетки; ночью вокруг нее зажигались факелы. Предосторожности оказались не лишними – отряд несколько раз подвергался нападениям кочевников. В схватках один адъютант Суворова был ранен, другой убит.

Пугачеву не нравилась езда в клетке. Он беспрестанно буянил, и Суворов приказал привязать его к телеге. 1 октября преступник был благополучно сдан в Симбирске П.И. Панину.

Здесь Пугачева вновь допрашивали в течение нескольких дней и впервые к нему применили пытки, в результате которых он оговорил себя и своих сподвижников (правда, позднее на следствии в Москве эти оговоры были опровергнуты). Допрос вели командующий карательными войсками граф П.И. Панин и начальник секретных комиссий генерал-майор П.С. Потемкин.

В начале ноября Пугачев был перевезен в Москву и помещен в подвале здания Монетного двора у Воскресенских ворот Китай-города. Вместе с ним для проведения генерального следствия были доставлены и все оставшиеся в живых плененные участники восстания. Следствие велось особой следственной комиссией Тайной экспедиции Сената, главными в составе которой были московский губернатор князь М.Н. Волконский, обер-секретарь Тайной экспедиции С.И. Шешковский и генерал-майор П.С. Потемкин.

Императрица Екатерина II живо интересовалась ходом следствия, указывая направления, в которых должны были вестись допросы. По окончании следствия она определила и состав суда, в который вошли 14 сенаторов, 11 «персон первых трех классов», 4 члена Синода и 6 президентов коллегий. Наблюдать за проведением процесса был назначен генерал-прокурор Вяземский.

Первое заседание суда состоялось 30 декабря 1774 года в Тронном зале Кремлевского дворца. После нескольких заседаний суд приговорил Пугачева к смертной казни: «Емельку Пугачёва четвертовать, голову воткнуть на кол, части тела разнести по четырём частям города и положить на колёса, а после на тех местах сжечь». Вместе с ним к четвертованию был приговорен и Афанасий Перфильев, а еще трое – М.Шигаев, Т.Подуров и В.Торнов – к повешению.

Русская императрица Екатерина II в письме 29 декабря 1774 года писала Вольтеру с презрением: "Маркиз Пугачев, о котором вы опять пишете в письме от 16 декабря, жил как злодей и кончил жизнь трусом. Он оказался таким робким и слабым в тюрьме, что пришлось осторожно приготовить его к приговору из боязни, чтоб он сразу не умер от страха".

Неизвестно, насколько правдива была Екатерина; мы можем судить о степени мужества или трусости Пугачева только по описанию его казни очевидцем: "В десятый день января тысяча семьсот семьдесят пятого года, в восемь или девять часов пополуночи приехали мы на Болото; на середине его воздвигнут был эшафот, или лобное место, вкруг коего построены были пехотные полки. Начальники и офицеры имели знаки и шарфы сверх шуб по причине жестокого мороза...

 

Вскоре появился отряд кирасир, за ним необыкновенной высоты сани, и в них сидел Пугачев; насупротив духовник его и еще какой-то чиновник, вероятно секретарь Тайной экспедиции, за санями следовал еще отряд конницы. Пугачев с непокрытою головою кланялся на обе стороны, пока везли его. Я не заметил в чертах лица его ничего свирепого. На взгляд он был сорока лет, роста среднего, лицом смугл и бледен, глаза его сверкали; нос имел кругловатый, волосы, помнится, черные и небольшую бородку клином.

 

Сани остановились против крыльца лобного места. Пугачев и любимец его Перфильев в препровождении духовника и двух чиновников едва взошли на эшафот, раздалось повелительное слово: на караул, и один из чиновников начал читать манифест. Почти каждое слово до меня доходило.


При произнесении чтецом имени и прозвища главного злодея, также и станицы, где он родился, обер-полицмейстер спрашивал его громко: "Ты ли донской казак Емелька Пугачев?" Он столь же громко ответствовал: "Так, государь, я донской казак, Зимовейской станицы, Емелька Пугачев". Потом, во все продолжение чтения манифеста, он, глядя на собор, часто крестился, между тем как сподвижник его Перфильев, немалого роста, сутулый, рябой и свиреповидный, стоял неподвижно, потупя глаза в землю.

 

По прочтении манифеста духовник сказал им несколько слов, благословил их и пошел с эшафота. Читавший манифест последовал за ним. Тогда Пугачев сделал с крестным знамением несколько земных поклонов, обратись к соборам, потом с уторопленным видом стал прощаться с народом; кланялся на все стороны, говоря прерывающимся голосом: "Прости, народ православный; отпусти мне, в чем я согрубил пред тобою; прости, народ православный!" - При сем слове экзекутор дал знак: палачи бросились раздевать его; сорвали белый бараний тулуп; стали раздирать рукава шелкового малинового полукафтанья. Тогда он сплеснул руками, опрокинулся навзничь, и вмиг окровавленная голова уже висела в воздухе: палач взмахнул ее за волосы".

Казнь Пугачева и других приговоренных состоялась (10) 21 января 1775 года в Москве на Болотной площади (место, где тогда в столице совершались публичные наказания). По рассказам современников (переданных, в частности А.С. Пушкиным в его «Истории Пугачёва»), на казни бунтаря присутствовало очень много народу, стоял лютый мороз. По прочтении манифеста Пугачев, стоя на эшафоте, перекрестился на соборы, поклонился на все стороны и покаялся перед народом. Затем отрубленная палачом голова была показана народу и оказалась на спице, остальные части тела – на колесе. Перфильева казнили так же, Шигаев, Подуров и Торнов были повешены. Кстати, палач имел тайное указание от Екатерины II сократить мучения осужденных, поэтому Пугачеву с Перфильевым сначала отсекли головы, а лишь потом четвертовали. Их отрубленные члены разнесли по московским заставам, через день останки Пугачева сожгли вместе с эшафотом и санями, на которых его везли на казнь, а палачи развеяли пепел.

Так кончился мятеж, начатый горсткой непослушных казаков, но взволновавший страну от Сибири до Москвы и от Кубани до Муромских лесов. Окончательное спокойствие еще долго не водворялось. Панин и Суворов почти год усмиряли неспокойные губернии, утверждая в них ослабленное правление. По завершении Пугачевского бунта, Екатерина II опубликовала манифест, в котором это восстание предавалось «вечному забвению и глубокому молчанию». Причем, желая истребить воспоминание об ужасной эпохе, она даже велела переименовать Яицкий городок в Уральск и реку Яик в Урал. 

09:05
2905

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Еще о казачестве
Рассказ о семи самых известных донских атаманах
24 января 1848 года родился великий русский художник казачьего происхождения Василий Иванович Суриков
Генерал от кавалерии, войсковой атаман Донского казачьего войска Пётр Краснов
Видимо, идея казачества, зажатая между идеями большевизма и идеями либерализма – есть единственное прибежище для русской души.