В этот день
Традиции казачества
Календарь казачества
Май, 2024
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  

Подвиги советских "подводных пехотинцев"

фотография:
Подвиги советских

Рота особого назначения Краснознамённого Балтийского флота (сокращённо рОСНАЗ КБФ или рОСНАЗ БФ) — воинская часть дальней разведки Балтийского флота ВМФ СССР, действовавшая во время Великой Отечественной войны; первое формирование боевых пловцов Вооружённых Сил СССР.

Существовала с 11 августа 1941 по 20 октября 1945 года, прославилось во время войны благодаря ряду диверсий против финских и немецких войск, блокировавших Ленинград, в том числе уничтожению торпедных катеров 10-й итальянской флотилии MAS и обнаружению подлодки U-250.

Образование

В СССР была очень известная в свое время структура – ЭПРОН. Аббревиатура расшифровывалась как экспедиция подводных работ особого назначения. Работали в ней классические водолазы, которые спасали аварийные суда и занимались подъемом уже затонувших кораблей. Работали эти водолазы в «трёхболтовках» — водолазных костюмах с большим шлемом на голове, который крепился к манишке водолазного костюма тремя болтами – отсюда и название. Такой водолаз был связан с кораблем-базой, с которого по шлангу подавался сжатый воздух, и по телефонному кабелю осуществлялась телефонная связь. Кроме этого, присутствовал страховочный трос. То есть водолаз был связан с кораблем шлангом, телефонным проводом и тросом. Во второй половине 30-х годов появилось отечественное снаряжение, позволяющее решать задачи под водой без связи с кораблем-базой, полностью автономно. Были созданы автономные дыхательные аппараты, изолирующие костюмы. Конечно, сравнивать экипировку современных боевых пловцов и «подводных пехотинцев» 30-х годов нельзя. Но для того времени такое оборудование позволяло успешно решать поставленные задачи под водой.

Начинали с простого. Использовали приспособления, никак не пригодные для морских диверсий. После выхода из торпедного аппарата наиболее опытный водолаз (язык не поворачивается назвать его боевым пловцом) с помощью шлюпочного компаса, одетого в герметичный чехол, шел по дну в нужном направлении, разматывая за собой длинный трос, который называли путеводной нитью. После того, как первый водолаз таким образом обозначал маршрут, по нему шла вся группа. Водолазы проходили обучение во Владивостоке, в районе бухты Золотой Рог. Была поставлена задача — выйти из торпедного аппарата подводной лодки, лежащей на дне, пересечь пешком дно бухты Золотой Рог на глубине 13 метров и пройти по путеводной нити маршрут длиной 600 метров. Итогом такого обучения были маневры, ставшие вехой в истории отечественного подводного спецназа. 22-24 октября 1938 года в бухте Улисс с подводной лодки Щ-112, лежащей на грунте, была высажена разведывательно-диверсионная группа. Она прошла на глубине 22 метра порядка 400 метров, преодолела противолодочные сети на глубине 15 метров, вышла на берег, установила и подорвала взрывные устройства, и вернулась на подводную лодку. Подобного рода обучения стали проводить и на Черноморском флоте, там водолазы пешком пересекали Южную бухту Севастополя.

Аналогичные учения проводились и на Балтике. Базой боевых пловцов до войны стал Ораниенбаум (ныне Ломоносов).

В конце июля 1941 года, в связи с тяжёлым положением на Балтийском театре военных действий и приближением немцев к Ленинграду, разведотдел (РО) штаба Балтийского флота (ШБФ) создал семь разведотрядов на нескольких направлениях, но после смыкания кольца блокады города единственным способом тыловой разведки стал морской путь, — высадка разведчиков морским путём с использованием водолазного снаряжения. Контр-адмирал Фотий Иванович Крылов предложил создать специальное разведывательное формирование из водолазов, личный состав которого сможет выходить в тыл немецких войск и их сателлитов с использованием легководолазного снаряжения и не будет переведён в пехотные части. Предложение было одобрено.

11 августа 1941 года приказом наркома ВМФ № 72 была образована рота особого назначения разведотдела Краснознамённого Балтийского флота, положившая начало существованию специальной разведке ВМФ. Подготовку планировалось проводить в помещениях Военно-морской медицинской академия (ВММА) и ЭПРОНа. Командиром назначили лейтенанта Ивана Васильевича Прохватилова.

Прохватилов Иван Васильевич

Рота должна была насчитывать 146 штатных единиц, укомплектованная краснофлотцами и водолазами, прошедшими специальную подготовку в ВММА и ЭПРОНе. Костяком роты стала группа водолазов и краснофлотцев, которая до войны прошла легководолазную подготовку на курсах в Ораниенбауме, а также добровольцев из балтийского флотского экипажа. РОН базировалась в школе на острове Голодай, для конспирации называлась ротой подводников ЭПРОНа.

Структура

7 сентября 1941 рота особого назначения была передана РО ШБФ, подчинялась заместителю начальника разведотдела по агентурной разведке капитану 3-го ранга Леониду Константиновичу Бекренёву. С момента образования рота насчитывала 146 человек, в том числе 11 водолазов разведчиков. Де-факто в составе роты было одновременно не более 119 человек, полная комплектация не осуществлялась никогда, а с 1944 года штат сократили до 104 человек. В связи с недостаточным уровнем подготовки в августе 1941 года из роты отчислили более 80 человек. В штате роты числилось четыре автомобиля, мотоцикл и три лёгких сторожевых катера типа КМ-Ш, но по факту у роты были всего три автомашины и рейдовый катер К-ЗИС-12. До января 1943 года в роте были пять боевых и один учебный взводы, позже состав сократили до двух боевых и одного хозяйственного взводов. Дислокацию роты изменили решением НК ВМФ от 15 марта 1945 года, переведя роту в посёлок Какумяэ под Таллином.

Курсанты ЭПРОНа на полигоне

Боевые действия

1941

В конце августа — начале сентября 1941 года в окружении на Карельском перешейке оказалась выборгская группировка советских войск, а финны закрыли выход из порта в море, заняв один из островов. Рота особого назначения получила приказ очистить остров от превосходящего по численности противника и скрытно выдвинулась в район Выборга, наблюдая за островом более двух суток. Однако 50 водолазов в бой так и не вступили, поскольку финны сами оставили остров перед десантом. Член роты Никитин с 22 по 26 сентября 1941 года пять раз ходил в разведку, сообщив важную информацию о расположении укреплений, артиллерийских и миномётных батарей, дважды выполнял операции в районе завода «Пишмаш», руководил разведгруппой по розыску и уничтожению катеров в районе Стрельни, а также операцией на острове Рухну. В сентябре 1941 года РОН приняла участие в нескольких десантах, в том числе и в Шлиссельбургском. А.Н. Корольков в октябре 1941 года во главе группы высадился в тылу противника в районе Петергофа, где добыл ценные сведения по укреплению прибрежной полосы Финского залива, а в ноябре во главе группы разведчиков вышел в глубокий тыл противника для разрушения коммуникаций в районе Кингисеппа. Корольков в водолазном костюме перевозил через реки на себе поочерёдно группу из 30 человек: личный состав взорвал несколько мостов, шоссе, телеграфных и телефонных линий связи. В декабре группа продолжила наблюдение за немецкими войсками в районе Петергофа, добыв ценные сведения. Той же зимой часть личного состава РОН была направлена на разведку и прокладку маршрута Дороги жизни по Ладожскому озеру, что удалось выполнить за двое суток. С момента функционирования и вплоть до снятия блокады разведчики постоянно поднимали затонувшие грузовики и баржи.

Завод «Пишмаш» на немецкой фотографии 1941 г.

1942

Весной 1942 года в Роту особого назначения был зачислен юный Владимир Евстигнеев, впоследствии дослужившийся до звания капитана 1-го ранга. Владимир занимался разведывательной деятельностью, поскольку обладал отличным зрением и памятью. Благодаря своей настойчивости Прохватилов стал брать юного разведчика с собой, а за свою наблюдательность Евстигнеев получил прозвище «Вперёдсмотрящий». Во время одной из операций Володя Евстигнеев получил распоряжение отыскать диверсанта, отправленного немцами для розыска дислокации роты и подготовки авианалёта. Владимир нашёл разведчика на территории бывшей табачной фабрики имени Урицкого, однако к моменту прибытия разведки диверсант скрылся, оставив автомат и ракетницу с запасом ракет. Несколько позже диверсанта схватили.

Осенью того же года Рота особого назначения была отправлена в Петергоф для подготовки к отражению очередной атаки: по данным Балтфлота, в Финский залив перебрасывались новые немецкие и итальянские быстроходные радиоуправляемые катера, начинённые взрывчаткой и предназначенные для уничтожения крупных кораблей и портовых сооружений. В сентябре 1942 года воздушная разведка обнаружила, что немцы восстанавливают разрушенный причал в гавани Нижнего парка Петергофа, и туда направили три группы РОН. Разведка обнаружила, что немцы вывезли все скульптуры из Петергофа и установили на берегу гавани средства ПВО, множество стройматериалов и военных грузов. По приказу вице-адмирала В.Ф. Трибуца причал нужно было уничтожить: артиллерийская подготовка оказалась бесполезной, была опасность разрушения дворца, и роту привлекли к уничтожению причала. Водолазы взяли морские якорные мины образца 1908 года с 300 кг взрывчатки в боевой части. Макет причала на берегу Малой Невки служил для учебных целей и подготовки к операции по подрыву причала в Петергофе. В ноябре 1942 года разведывательно-диверсионная группа во главе с командиром А.С. Корольковым, краснофлотцами А.А. Спиридоновым и М.С. Звенцовым должна была направлена с заданием подорвать причал. Группа водолазов-разведчиков во главе с лейтенантом С.С. Осиповым на шлюпке пробралась на расстояние около 2 км от входа в канал, шлюпка подошла на расстояние 300 м до причала. Водолазы ушли под воду, Корольков стал прокладывать путеводную нить, а Спиридонов и Звенцов установили мины. Подходы к причалу были завалены металлоломом. Подойдя к причалу, водолазы закрепили две мины с часовыми взрывателями. Моряки через 2 часа добрались до Ольгино, а вскоре поступило сообщение о взрыве пристани. Восстановить её немцы больше не пытались.


1943

В 1943 году РО ШБФ было издано «Наставление на проведение разведывательной деятельности» — документ, регламентировавший подготовку разведчиков к планируемым операциям, подготовку сил и средств высадки и съёма, организацию взаимодействия разведывательных групп и их действия на берегу. Это позволило свести к минимуму потери среди водолазов во время боевых операций. Летом — осенью одна из крупнейших разведывательно-диверсионных операций, проведённых на западном берегу Стрельнинского канала, принесла славу водолазам. Тогда активизировались действия итальянских катеров. В течение августа-сентября бойцы РОН провели разведпоиски, а в конце сентября мичман Н.К. Никитин со своим отрядом обнаружил на западном берегу Стрельнинского канала четыре итальянских катера типа MAS. Четыре группы разведчиков подготовились к операции: 1-я должна была нарушить связь и отвлечь боем противника, 2-я — уничтожить непосредственно катера, 3-я — блокировать гарнизон охраны, 4-я — прикрыть отход. Операция состоялась в ночь с 4 на 5 октября 1943 года, и разведчики капитан-лейтенанта Прохватилова уничтожили четыре итальянских катера MAS из 10-й флотилии МАС КВМС Италии.

Подобные разведывательные операции проводились и в следующие годы бойцами РОН: так была вскрыта система береговой обороны немецких и финских войск, определены места высадки десантов и разведывательно-диверсионных групп, а также захвачены несколько групп пленных. Операции проходили на южном и северном побережьях Финского залива, на побережье Выборгского залива, на островах Гогланд, Большой Тютерс, Рухну, а также на Чудском озере. Группа мичмана Н.С. Кадурина накануне высадки десанта в Капорскую губу доставила весьма ценную информацию, что обеспечило проведение операции без значительных потерь.

Катер MAS-528 из Ладожской флотилии

1944

Владимир Евстигнеев оказал РОН помощь в обнаружении секретной радиоаппаратуры на заводе «Пишмаш»: считается, что немцы собирались обстрелять в первую очередь самолётами-снарядами типа Фау-1 не Лондон, а Ленинград, для чего устанавливали радионавигационное устройство для корректировки траектории полётов Фау-1. Вместе с разведчиком Владимиром Александровичем Борисовым юнга Евстигнеев провёл операцию по обнаружению устройства. Перейдя под водой линию фронта, спрятав водолазное снаряжение и переодевшись в немецкую форму, Борисов пробрался к заводу в Стрельнах, изучил обстановку у проходной, и заметил повозку со множеством зелёных ящиков. Притворившись грузчиком, он пробрался на территорию завода и обнаружил, как немцы монтируют блоки радиоаппаратуры и подводят к ним кабели. Покинув завод, Владимир Борисов сообщил артиллерии и авиации координаты завода, и тот был быстро разрушен мощным огнём крупнокалиберной артиллерии и бомбометанием.

В ночь с 25 на 26 января 1944 года группа разведчиков из 8 человек со старшиной Н.С. Кадуриным во главе, перешла линию фронта, переодевшись в немецкую форму, и направилась в Гатчину для захвата в штабе важных документов вермахта. Притворившись грузчиками, они помогли немцам загрузить ящики с документами в грузовик и тайно забрали самый большой ящик, где и хранились документы. Через час машина с разведчиками уехала в Ленинград, а документы сыграли большую роль в планировании наступления на Гатчину.

30 июля 1944 года в районе Койвисто была обнаружена и потоплена подлодка U-250: спаслись только 6 моряков во главе с командиром В. Шмидтом, взятые в плен. Место гибели лодки отметили буями, но сильный шторм сорвал их. По непонятным причинам немцы постоянно бомбили квадрат затопления субмарины при помощи береговой артиллерии и глубинных бомб. Штаб КБФ заинтересовался подобным поведением и приказал И.В. Прохватилову найти и обследовать подлодку. 10 водолазов-разведчиков и врач, старший лейтенант В.К. Власов, отправились в район поиска. На глубине 36 метров лежала субмарина, которую нашли на 4-й день. Разведчик С.М. Непомнящий проник внутрь подлодки и нашёл цилиндрический пенал в каюте капитана. В пенале были меркаторные карты Балтийского моря: секретный фарватер от Свинемюнде до Ленинграда. Советские моряки отбуксировали лодку в Кронштадт и поставили в док.

Подлодка U-250 в кронштадтском доке

На подлодку был допущен её капитан В. Шмидт, который не только раскрыл известные ему шифры для связи с войсками, но и показал две торпеды Т-5 — электрические самонаводящиеся по акустическому каналу с неконтактными взрывателями. Информацию предоставили Великобритании, что стало настоящим откровением для КВМС Великобритании: именно эта торпеда Т-5 и была причиной гибели 24 эскортных кораблей из британских северных конвоев, шедших в Архангельск. Адмирал Арчер просил отправить хотя бы одну торпеду на исследование британцам, но вместо этого ему предложили снять чертежи в СССР на месте. Британцы согласились прибыть в СССР и составили на месте чертежи. Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов писал, что британцы также осматривали и немецкую подлодку, которую обнаружили советские водолазы.

Осенью 1944 года командованием ВМФ стало высказывать сомнения в целесообразности существования РОН в системе морской разведки: первым против существования РОН выступил начальник Разведывательного управления Главного морского штаба (РУ ГМШ) контр-адмирал М.А. Воронцов. Против расформирования заявляли начальник РО ШБФ контр-адмирал Петров, его заместитель капитан 2-го ранга П.Д. Грищенко, командир РОН капитан 3-го ранга И.В. Прохватилов, сотрудники РУ ГМШ капитан 1-го ранга Л.К. Бекренёв, капитан 2-го ранга Д.У. Шашенков и полковник Н.С. Фрумкин. Прохватилов обратился в РУ ГМШ, предложив создать специальную школу для подготовки будущих водолазов разведчиков и пытаясь убедить в полезности существования морского спецназа, но эти обращения не были приняты во внимание.


1945

Осенью 1945 года в ходе инспектирования Краснознаменного Балтийского флота ГМШ ВМФ инспекционная комиссия заявила, что разведотряды нецелесообразно иметь в мирное время. Адмирал И.С. Исаков 10 октября подписал акт инспекции, который предписывал расформировать Роту особого назначения. 14 октября 1945 года был подписан приказ №0580 о расформировании роты до 20 октября. Руководство РО ШКБФ собралось в тот день для торжественного прощания с личным составом роты, а капитан 3-го ранга И.В. Прохватилов поблагодарил личный состав. Опыт боевой деятельности РОН не был изучён и обобщён, а восстановление водолазных отрядов произошло только в 1956 году. Личный состав водолазов-разведчиков частично был передан в состав аварийно-спасательной службы КБФ, остальные уволены в запас.

Для полноты картины надо сказать, что в начале войны в ВМФ было создано два особых подразделения: одно на Балтике, другое на Севере. Но холодную природу Севера не обойдешь, и отряд североморцев-разведчиков под командованием легендарного Виктора Николаевича Леонова занимался, в основном, разведкой. Они высаживались с подводных лодок на резиновых шлюпках на норвежское побережье и проводили оперативно-тактическую разведку, участвовали в штурмовых операциях, но подводными диверсиями, в силу погодных условий, не занимались. После окончания войны на Севере отряд Леонова был переброшен на Дальний Восток и в составе Тихоокеанского флота участвовал в войне с Японией.

Поселок Какумяэ (фото 1945 г) В центре Прохватилов И.В.

Отряды Прохватилова и Леонова заложили основу решения разных задач современного морского спецназа. Разведчики Н.К. Никитин, А.Н. Корольков, С.С. Осипов, Н.С. Кадурин, А.А. Спиридонов и С.А. Непомнящий разработали и применили первыми в ВМФ СССР методы проведения разведывательно-диверсионных операций с выходом к цели из-под воды.

источники:
versia.ru/diversanty-ron-pervye-boevye-plovcy-v-sssr
ru.wikipedia.org/wiki/Рота_особого_назначения_Балтийского_флота

Тип статьи:
Авторская
286

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!